20:54 

Фанфик| Гарак/Башир

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Автор: Botan-chan
Соавтор идеи: TedTheFat
Фэндом: Star Trek: DS9
Жанр: джен, романс, АУ
Категория: слэш
Пейринги, персонажи: Башир/Гарак, Дукат, Кира (намёк на Дукат/Кира), Дамар, Виюн, остальные
Рейтинг: PG-13(?)
Саммари: при сдаче ДС9 Доминиону Башир и Гарак остаются на станции.

UPD: С помощью hatschi waldera убрано сколько-то десятков опечаток и ошибок, и текст выложен на АОЗ. Вдруг кому-нибудь понадобится.

Пролог, глава 1, глава 2, глава 3, глава 4, глава 5, глава 6, глава 7, глава 8, глава 9, глава 10, глава 11, глава 12, глава 13, глава 14, глава 15, глава 16, глава 17, глава 18, глава 19, глава 20, глава 21, глава 22

Глава 23

Когда Сиско покинул конференц-зал, в котором Федерация, Баджор и Кардассия договаривались о владении ДС9, у него очень болела голова. Если бы его мнение имело значение, он никогда бы не согласился на участие в этом мероприятии. Но Сиско всё ещё оставался Эмиссаром и самым уважаемым офицером Звёздного флота в этом секторе.
– Да, всё закончилось не лучшим образом, – сухо констатировал адмирал Дженсон, срочно прибывший на ДС9 день назад.
Сиско стоически проигнорировал осуждающий взгляд адмирала. За последние несколько дней он слишком привык быть виноватым во всём, начиная от нападения Доминиона и заканчивая антигуманными планами «Секции 31», что ещё один невысказанный упрёк уже не имел никакого значения. Сиско это уже даже не злило, скорее вызывало усталое скептическое веселье.
– Федерация потеряла часть влияния на Червоточину, – дипломатично согласился он с адмиралом и слегка поморщился. Не из-за политики, конечно, просто Сиско до сих пор недоумевал и досадовал из-за альянса Винн и Дуката. Если по отдельности этих двоих он мог терпеть, то вместе они становились решительно невыносимы.
Сиско невольно потёр ноющий висок. Ему хотелось вернуться в свою каюту, упасть на диван и не заниматься ничем кроме, может быть, готового ужина.
– Замечу, что вы могли бы проявить больше энтузиазма на переговорах, – довольно-таки ядовито произнёс Дженсон.
Невольно подтянув спину, Сиско упрямо посмотрел адмиралу в лицо.
– Напоминаю, что использование моего религиозного статуса со стороны Федерации не только аморальный по сути шаг, но и весьма недальновидная политика. Сейчас нам особенно не нужны обвинения в настолько грубом вмешательстве в чужие внутренние дела, не так ли? – Дженсон смущённо кашлянул и отвернулся. Сиско продолжил. – Кроме того, всё не так плохо, как вы пытаетесь представить.
Особенно с учётом того факта, что Кардассия осталась без флота, а Баджор его никогда не имел. Сиско не любил угрожать кому бы то ни было, но военная сила Федерации и вечная опасность со стороны клингонов должны были заставить Кардассию вести себя прилично хотя бы ближайшие несколько лет.
На самом деле, куда больше, чем поползновения Кардассии и её альянс с Баджором, Сиско беспокоил Доминион. Конечно, минное поле оставалось на месте, и немедленное вторжение Альфа-квадранту не грозило, но по сути проблема не решилась. Одо, твёрдо решивший вернуться к своим, утверждал, что сможет убедить меняющихся отказаться от агрессии. При всём уважении к нему, Сиско не мог положиться на эти миротворческие планы. Он верил Одо, но не верил меняющимся, и потеря единственного заложника – Основательницы – казалась ему весьма серьёзным проигрышем.
Но возражать Одо после того, что Федерация собиралась сделать с Доминионом, Сиско не мог. Он испытывал слишком сильный стыд за планы «Секции 31» и полагал свою поддержку единственной компенсацией, которую мог предложить в сложившихся обстоятельствах. Немного утешало Сиско только то, что Одо не ставил случившееся лично ему в вину.
В отличие от отдельных адмиралов Звёздного флота.
Некоторое время Сиско и Дженсон прошли в молчании. Сиско направлялся в сторону жилого сектора, к своей новой каюте, и надеялся, что Дженсон не напросится гостем для дальнейшего обсуждения.
– Что ж, пойду составлять рапорт для адмиралтейства, – сказал тот к большому облегчению Сиско, когда они приблизились к лифту. – От вас жду того же.
– Конечно, сэр.
Сиско попрощался и поспешил к себе.
Первое, что он ощутил, едва дверь открылась – восхитительный запах домашней еды.
– Кажется, тебя изрядно замучили, – усмехнулась Кэсседи, подходя.
Воспользовавшись тем, что она отвлеклась, Дакс быстро стащила с тарелки кусочек мяса, сунула в рот и подмигнула из-за её плеча.
Сиско обнял Кэсседи, чувствуя, как наконец расслабляется занемевшая от напряжения спина.
– Мы подумали, что ты устанешь, пап. И решили сделать сюрприз, – сказал Джейк, откладывая поварёшку.
Невольно принюхавшись, Сиско узнал запах фасолевого супа и жареной курицы. Не отпуская Кэсседи, он подошёл к Джейку и обнял его тоже. Близость этих людей, его семьи, утешала Сиско и возвращала ему веру в человечество.
– Как всё прошло? – спросила Дакс, протягивая руку за новым кусочком курицы, и нахально ухмыльнулась возмущённо воскликнувшему Джейку.
– Ужасно, старина, – честно признался Сиско, опускаясь на стул. – Да, мы смогли договориться со всеми полюбовно, но я не опишу, сколько крови выпила из меня Винн, пока мы спорили. Ужасная женщина.
Джейк хихикнул.
– Гарак сказал, что ладить с ней может только Дукат, потому что у него всегда был отвратительный вкус.
– Надеюсь, они будут жить вместе счастливо и недолго, – проворчала Кэсседи с кривоватой улыбкой. – Из-за неё я не смогла восстановить контракт на поставки. Видите ли, они уже получают всё необходимое с Кардассии. Ничего страшного, – поспешно добавила она, когда Сиско невольно подался вперёд от этой новости. – Я уже нашла других работодателей – не все готовы работать с ложкоголовыми. Но это обошлось мне в четыре пренеприятных разговора и некоторую сумму.
– Кардассианцы не любят, когда их называют ложкоголовыми, – заметил Джейк. – Это неуважительно.
Кэсседи выразительно фыркнула, а Дакс прикрыла смешок кулаком.
– Но всё же вы договорились, – уточнила она, справившись с весельем.
Сиско посмотрел на тарелку супа, поставленную перед ним Джейком.
– Да, более или менее. ДС9 по-прежнему считается собственностью Баджора, но управлять ей будет совет из баджорцев и представителей Кардассии и Федерации, – он дождался, когда остальные рассядутся, и принялся за еду.
Вкус приготовленного человеческими руками супа работал не хуже успокоительных из арсенала Башира. К моменту, когда тарелка опустела, Сиско полностью расслабился и даже уже почти не возмущался перспективой согласовывать действия с Дукатом.
– Не так много кандидатур в этот совет, – продолжила Дакс, дождавшись, когда он доест. – Ты, Дукат и, надеюсь, Кира. Верно?
Сиско кивнул. Кэсседи с удивлением покачала головой.
– Хочешь сказать, что эти слухи правда? О том, что Дукат якобы соблазнил Киру?
– Дукат не соблазнял майора Киру! – возмущённо вмешался Джейк.
Сиско моментально ухватился за его реплику.
– Что тогда происходит? Я так и не понял и, если честно, опасаюсь, что они придушат друг друга при первой же ссоре. А виноватым в этом снова окажусь я.
Джейк неуверенно пожал плечами.
– Я не очень в курсе. В смысле, со мной об этом не говорили. Но Башир говорил, что Дукат понял, как был неправ, а Кира, ну, она, наверное, просто смирилась, что ради Баджора придётся с ним работать. А потом привыкла.
При упоминании Башира Сиско с трудом сдержал недовольную гримасу. Он всё ещё не сумел до конца пережить то, что считал предательством всей Федерации и лично себя. Пожалуй, поступки Башира задели его даже больше, чем давний уход Эдиссона в Маки. У Маки, по крайней мере, были хоть какие-то зыбкие оправдания для их действий!
– Кстати, от Джулиана не было вестей? – как бы между прочим спросила Дакс.
– Только запрос на бессрочную увольнительную, о котором ты и так знаешь, старина, – сухо ответил Сиско и в который раз подумал, что будь его воля, Башира бы уволили, чтобы не позорил честь Звёздного флота. Человек, который разработал план с джем’хадар, работал с врагом и продал скандальную информацию вместо того, чтобы поднять вопрос на закрытом трибунале, не заслуживал оставаться офицером. То, что Дакс, О’Брайен и некоторые другие люди продолжали искренне переживать за Башира, Сиско несколько раздражало и ещё больше удивляло. Впрочем, таких было не очень много.
– Его ведь не будут, я не знаю… обвинять в предательстве? – спросил Джейк, тоже с явным беспокойством.
Сиско закатил глаза.
– Конечно, нет. Кардассия нам больше не враг, им нужна помощь после оккупации Доминиона, и почему кто-то должен осуждать врача за желание эту помощь оказать? – а что касается вопиющей истории с «Секцией 31», то в адмиралтействе явно решили сделать вид, что ничего не было. Всего лишь один безумец, вообразивший себя вершителем судеб. Разумеется, Федерация очень сожалеет и ни в коем случае ничем не угрожает человеку, разоблачившему чудовищный заговор.
Сиско сердито вздохнул.
– Отбытие Джулиана показалось мне несколько поспешным, – протянула Дакс, пристально изучая его.
Она явно что-то подозревала, но у Сиско не было ни желания, ни права разглашать подноготную отбытия Башира.
– Если тебе так интересно, спроси у него самого, – проворчал он. – А я не стану больше об этом говорить. Я вообще не хочу говорить ни о чём, связанным с политикой, Кардассией, Доминионом и прочим.
Во взгляде Дакс мелькнуло понимание, она едва заметно кивнула и отвернулась к Джейку.
– К слову, расскажи, как вам всем тут жилось, пока нас не было? Я так заработалась в эти дни, что даже не расспросила Джулиана, – Дакс театрально вздохнула. – А теперь он далеко.
Джейк встрепенулся.
– Это было здорово! Страшно иногда, но здорово! И у меня теперь есть целых три идеи для больших романов!..
Сиско тихонько выдохнул. Кэсседи молча положила руку на его ладонь и сжала пальцы. Она тоже явно о чём-то догадывалась, но деликатно не спрашивала. Сиско чувствовал благодарность за это.
– Всё будет хорошо. Так что можешь расслабиться, – тихонько сказала Кэсседи. – И я собираюсь помочь тебе в этом, – она лукаво усмехнулась.
Сиско улыбнулся в ответ.
Спустя несколько часов, лёжа в постели и обнимая Кэсседи, он наконец-то чувствовал себя совершенно спокойным, и засыпал, не опасаясь очередного традиционного кошмара о мёртвом Джейке, или уничтоженной Федерации.
Кошмаров действительно не было. Вместо них к нему явились Пророки.

***

Даже спустя много лет жизни среди гуманоидов Одо во многом их не понимал. Особенно это касалось эмоций, механизм которых он смог выучить, но не постигнуть по-настоящему. В частности, Одо никогда не мог уловить смысла ностальгии и сожалений о раз покинутом месте. Его мало задевало то, в какую именно часть пространства, эту или другую, вносить должную упорядоченность.
Однако когда Одо передал последние инструкции Дамару и Ясому и осознал, что дела на станции полностью завершены, его охватило незнакомое глубокое чувство, для осознания которого понадобилось некоторое время. Одо не знал, как назвать свою иррациональную отчётливую уверенность в том, что с ДС9 и населяющими её людьми он потеряет что-то значимое.
Подобного он не испытывал даже когда отказался остаться со своим народом. Тогда им руководили долг, обязательства и отказ принимать цели Слияния. Сейчас он точно знал, что возвращается к меняющимся, возвращается навсегда, не тяготится этим и не передумает, но от этого сожаление об оставляемом мире становилось лишь чётче.
Избежать принятых у гуманоидов проводов Одо не удалось, однако мероприятие оказалось куда менее пышным, чем он опасался. Дукат с театральной грустью жаловался на скупердяйство Баджора и Федерации, не позволившее достойно расстаться с почётным дипломатом Доминиона, но это было очевидной шуткой. После прощального вечера Одо был уверен, что у причала шаттла его будет ждать только Сиско. Планировалось, что они вдвоём пролетят через узкий коридор в минном поле, специально сделанный Дамаром, пройдут червоточину, после чего Одо подберут джем'хадар, а Сиско вернётся. Сообщение об этом было отправлено флоту Доминиона, ответ получен, и не требовалось больше ничьё участие, чтобы доставить Одо и пленную Основательницу в Слияние.
Однако когда он подошёл к люку, то помимо Сиско увидел там Киру.
– Просто хотела сказать тебе «до свидания» без того, чтобы на нас пялилась куча народа, – проворчала она в ответ на взгляд Одо. – И ещё отдать это, – рядом с ней стояла сложенная конструкция для изменений формы.
– В слиянии мне не понадобится эта вещь, – сообщил Одо с лёгким удивлением.
Гуманоиды из-за своей несовершенной формы всегда нуждались в перевозке большого числа вещей, которая представлялась ему весьма утомительным занятием. У Одо не было ничего, кроме контейнера с телом Основательницы.
Сиско с Кирой переглянулись и одинаково тяжело вздохнули.
– Просто возьми это, Одо, – сказал Сиско, – на память.
– У меняющихся нет таких проблем с восстановлением событий прошлого, как у землян или баджорцев, – суховато заметил Одо, впрочем, понимая, что речь идёт совсем не о сохранении информации.
Сантименты гуманоидов, вот как это называлось. Одо подумал об охватившем его накануне чувстве сожаления и решил, что может попробовать взять бесполезную вещь с собой. Вдруг это и в самом деле повлияет на его эмоции. Он уже не раз убеждался, что порой нерациональные действия давали определённый полезный результат.
Одо взял сложенную конструкцию.
– Хорошо. Я заберу её.
Кира улыбнулась, подошла ближе и положила руки ему на плечи. На её лице отражалось сожаление, впрочем, не столь глубокое, чтобы превратиться в настоящую боль.
– Мне будет тебя не хватать, Одо, – просто сказала она.
Одо медленно кивнул в ответ, пытаясь понять, что чувствует. Когда-то мысль о разрыве отношений с Кирой пугала его. Кира была одной из немногих, кто принимали Одо, и он не хотел лишаться этого принятия. Но теперь перспектива расстаться с ней не казалась ему столь устрашающей. Оккупация Доминиона исподволь подорвала доверие, и неуловимая близость, близость без слияния, поблёкла.
Хотя это не избавляло Одо от сожалений о потере общества Киры.
– Мне тоже будет не хватать тебя, – неловко сказал он, зная, что слова не передают его эмоции целиком.
Кира улыбнулась, провела ладонью по его щеке и отступила.
– Идём? – Сиско взмахнул рукой в сторону шлюза.
Одо подхватил конструкцию и зашагал к шаттлу.
Время, понадобившееся чтобы подняться в шаттл и отчалить, они провели в тишине. Но когда Сиско закончил вводить заданный курс к червоточине, он откинулся на спинку кресла, резко втянул воздух в грудь, замер на мгновение и медленно выдохнул.
– Вы хотите что-то мне сказать, – констатировал Одо.
– Да. Хочу.
Сиско опустил руки на подлокотники. Затем повернулся к Одо.
– Послушайте. Мне было очень приятно работать с вами всё это время. Вряд ли хоть кто-то ещё в Федерации мог бы положиться на такого главу СБ, как вы, – он взял небольшую паузу. Одо медленно наклонил голову.
– Благодарю, – и замолчал, терпеливо ожидая продолжения.
– Мне не хотелось бы, чтобы вы покидали нас, думая, что моя раса действительно хотела бы уничтожить вашу, – Сиско сжал и разжал кулаки. – Я сожалею, что это не было безумным планом одиночки, я сожалею, что такой план вообще появился, но…
– Я знаю, капитан, – перебил Одо, получив всю необходимую информацию.
Он помолчал, подбирая слова, и теперь его ответа ждал Сиско. Одо чуть покачал головой.
– Мой народ – на самом деле единое существо, – медленно начал он. – Разделённое на множество отдельных личностей, но тем не менее единое. Чувства одного – чувства всех, мысли одного – мысли всех. Но даже несмотря на это есть вещи, которые я не одобряю в действиях моих собратья, и есть вещи, которые не одобряют они во мне. Вы, гуманоиды, даже не соединяете сознания. Поэтому с моей стороны стало бы очень глупо предполагать, что решение одного человека или нескольких людей можно приписывать всем остальным.
Одо послал Сиско прямой взгляд, демонстрируя откровенность. Тот некоторое время обдумывал прозвучавшие слова и улыбнулся.
– Я рад, что вы понимаете, Одо. И я рад, что вы не злитесь на меня и на всех нас.
– Злость бессмысленна. Ваша злость – инструмент выживания, способ получить адреналин для борьбы с опасностью. У моего народа работают иные механизмы защиты.
Сиско чуть фыркнул.
– Не пытайтесь обмануть меня, я слишком давно вас знаю. Вы умеете чувствовать не хуже нас.
– Не хуже, – согласился Одо. – Просто иначе.
– Вы действительно надеетесь переубедить свой народ? – спросил Сиско, явно меняя тему. – Я хочу сказать, после всего. Основатели опасались нас даже когда мы ещё не причинили им такого ущерба, как во время войны в Альфа-квадранте. Теперь они должны бояться нас ещё больше.
– Я уже объяснял свою позицию, – напомнил Одо.
Сиско едва заметно пожал плечами.
– Просто беспокоюсь за вас.
– Не стоит.
Одо едва заметно всколыхнул тело, сильнее сжимая контейнер с Основательницей. Гладкий полимер вызывал у него слегка неприятные ощущения, скорее всего, из-за магнитного поля. На самом деле, Одо чувствовал определённое беспокойство. Он сомневался, как именно соплеменники воспримут его поступки и решения. Если бы речь шла о гуманоидах, многие назвали бы его предателем. У меняющихся не существовало такого понятия. Одна часть организма не может предать другую. Но Одо могли счесть болезнью, такой же, как опухоли в теле «твёрдых», и в этом случае его сознанию предстояло быть уничтоженным.
Однако он считал, что дело того стоит. Война с Федерацией показала Одо, что меняющиеся потеряли способность правильно оценивать иные формы жизни. Ими руководила неоправданная самоуверенность, странным образом перемешанная со страхом, и в итоге это могло привести к их уничтожению. Одо не хотел, чтобы его народ исчез, поэтому собирался передать им понимание, которое получил во время жизни на Баджоре и ДС9. Даже если его сознание уничтожили бы, знания остались бы в глубине Слияния, заставляя его переосмысливать себя. Одо был уверен, что в итоге это заставит меняющихся прекратить бесполезные попытки силой взять под контроль все гуманоидные расы.
Но объяснять всё это Сиско он не стал, сразу по нескольким причинам: не хотел заставлять переживать, не хотел давать ложную надежду и, в конце концов, просто потому, что это было внутренним делом Доминиона, которое не касалось чужаков. Даже дружественных.
– Не стоит волноваться, капитан, – повторил Одо. – Даже если мне не удастся никого переубедить, сейчас вы надёжно защищены от нашего флота. И я уверен, что вы придумаете ещё много других способов себя обезопасить, у вас хватает блестяще умных людей для этого.
При упоминании блестящих умов Сиско едва заметно поморщился, потом снова улыбнулся.
– Да, больше мы не будем беспечны. Но я всё-таки надеюсь на мир. Мир всегда лучше войны, верно?
– Он даёт множество возможностей для развития всех сторон.
Сиско кивнул и сосредоточился на панели. Шаттл медленно преодолел минное поле, двигаясь по узкому безопасному коридору по заранее рассчитанному маршруту. Вот-вот должна была открыться червоточина.
– Что ж, желаю удачи нам обоим, – пробормотал Сиско. – Надеюсь, всё закончится успешно.
– Не думаю, что вам угрожает какая-то опасность. Ни ворты, ни джем’хадар никогда не рискнут жизнью основателей. А после того, как я телепортируюсь к ним, запрещу атаковать вас.
– Я не про это… – начал Сиско, но мотнул головой, обрывая себя. – Неважно, – он напряжённо смотрел перед собой, в черноту космического пространства.
Потом перед ними раскрылась червоточина.

***

Кира чувствовала некоторую неловкость от необходимости подвергнуть Сиско тщательному досмотру, но Доминион хорошо научил их бдительности.
– Сожалею, капитан, – сказала она после процедуры.
Сиско лишь махнул рукой.
– Я всё понимаю. Нет никакой гарантии, что вместо меня не вернулся кто-то другой. Меня скорее удивляет, что к такому важному делу не присоединился глава кардассианской СБ.
Стоявший поодаль Валем издал очень короткое тихое шипение.
– Мы всецело доверяем своим союзникам. Баджорцы не раз демонстрировали своё умение работать, – его интонации говорили о прямо противоположном.
Кира пренебрежительно фыркнула и нарочито громко поделилась с Сиско:
– Просто гал Дамар очень занят. К нему приехала жена, и подчинённые побоялись тревожить его требованиями выполнять свои обязанностями. Не могу сказать, что я против, – закончила она с ухмылкой.
Валем одарил Киру раздражённо-снисходительным взглядом и сделал вид, что ничего не слышал. Сиско только удивлённо покачал головой.
– Ладно, капитан, досмотр окончен и вы свободны. Пройдёмся?
– Разумеется.
Сиско кивнул Валему, прощаясь, и они вышли.
– Поразительно. Я не думал, что сюда с Кардассии решатся прибыть чьи-то родственники.
Возможно, подумала Кира, это резонное замечание для того, кто не жил на станции во время оккупации. Она чуть поморщилась, в который раз думая о том, с какой скоростью и коварством кардассианцы вернулись туда, откуда их с позором изгнали несколько лет назад. Впрочем, теперь это не сильно Киру пугало, она считала, что Федерация не позволит им слишком обнаглеть, даже не из-за Баджора, а всего лишь соблюдая собственные интересы. Да и состояние Кардассии сейчас не располагало к излишней наглости.
– На самом деле, тут уже появилось достаточно кардассианских женщин, – сказала Кира Сиско. – Возможно, кто-то вспомнил про страсть мужей заводить местных любовниц, – она криво усмехнулась. – Сегодня утром в лазарете случился целый скандал. К нам явилась очередная кардассианская шишка познакомиться с баджорской медициной. Эта Карас… Касар… да, Лемана Касар очень возмутилась, что следом на станцию пробралась бойкая журналистка, и потребовала её выдворения. Потом выяснилось, что журналистке плевать на медицинские тайны, а ищет она мужа, которого баджорцы и федералы собираются пустить на опыты, – Кира покачала головой, вспоминая эту нелепую и шумную разборку, на которую пришлось срочно прибыть СБ и совместными усилиями успокаивать пятерых разъярённых женщин, из которых четверо были кардассианками. Не самая лёгкая работа.
– На опыты? – озадаченно переспросил Сиско. – Вы же не хотите сказать, что… – он замялся, но всё-таки добавил, – что к нам опять пожаловали какие-то спецслужбы.
– Нет, это очередное наследство Башира с Гараком. Кажется, они там кого-то пытали… или запугивали, – Кира пожала плечами. – Поскольку этот дурной муж нашёлся целым и невредимым, я не вникала.
– Не уверен, что хочу знать подробности, – пробормотал Сиско.
Они спустились на Променад и неторопливо пошли вдоль бесконечных магазинов. Теперь здесь стало куда шумнее, чем раньше, и больше не маячили пугающие фигуры джем’хадар. Однако на вкус Киры осталось слишком много кардассианских лиц.
Некоторое время они шли молча. Наконец Кира не выдержала и задала вопрос, который мучил её с момента, когда на радарах появился сигнал от возвращающегося катера.
– Как Одо?
– Всё хорошо, – моментально отозвался Сиско, словно весь этот час готовился ответить. Затем покачал головой, хмыкнул и добавил. – На самом деле, я не знаю. Мы встретили корабли джем'хадар, я сказал Одо «прощайте» и его телепортировали. Я полетел обратно. Меня не задерживали и не пытались уничтожить, наверное, это хороший знак.
– Да. Наверное.
Кира на секунду почувствовала пустоту, похожую на то чувство, которое приходило, когда она узнавала об очередной смерти товарища-подпольщика. Конечно, Одо не умер, меняющиеся не могли его убить, он сам заверял Киру, что они не убивают друг друга. Но она знала, что так или иначе потеряла его навсегда, и это было грустно.
– Я рада, что обошлось без происшествий, – сказала Кира и немного смутилась тем, насколько безучастно прозвучал её голос. Она глубоко вдохнула, разгоняя сдавившую грудь тяжесть и попыталась сменить тему. – К слову о происшествиях. Вы были в червоточине. Пророки не пожелали ничего передать нам устами своего эмиссара?
Кире померещилось, что Сиско едва заметно вздрогнул. Но если это было и так, он овладел собой слишком быстро. Кира решила, что показалось.
– Ничего. К моему счастью, ничего.
– Не говорите так. Баджор сейчас как никогда ожидает вашей оценки! – начала возражать Кира и замолчала, вспомнив, насколько вымотанным выглядел Сиско после очередного спора с адмиралтейством Звёздного флота. Он по-прежнему отказывался использовать свой статус во имя целей Федерации, и это оставалось одной из неизменных вещей, за которые Кира его уважала. И с её стороны было несколько жестоко лишний раз напоминать Сиско о том, под каким давлением он оказался.
– Извините, – вздохнула Кира и отвернулась, рассматривая, как спорят у входа в какой-то магазин незнакомая кардассианка и один из торговцев. Оба выглядели возмущёнными, но накал страстей явно не достиг того уровня, когда бы потребовалось вмешательство СБ.
– Ничего, – сказал Сиско после некоторой паузы. – Я привык. Кстати, майор, не хотите поужинать с нами? Я хочу отметить своё благополучное возвращение.
Это несомненно было жестом перемирия в ответ на нечаянный укор Киры, но она с сожалением покачала головой.
– Я бы с удовольствием, но сегодня меня уже ждут. Может, завтра?
– Может, – с лёгкой улыбкой согласился Сиско.
Они вместе поднялись на жилой уровень и распрощались у двери лифта. Кира не сомневалась, что Сиско задался вопросом, почему она пошла на ужин в сторону кардассианских кают. Не то, чтобы это беспокоило её, но Кира испытала лёгкую неловкость. Она собиралась встретиться с Зиял, которую ждало скорое возвращение в университет на Баджор.
Кира прошла по коридорам, время от времени сдержанно здороваясь со встречными кардассианцами. Теперь ей даже не приходилось тратить усилий на то, чтобы скрывать под маской холодной вежливости старую неприязнь. Киру мучили сомнения, считать ли это добрым знаком или наоборот дурным. Но она старалась утешить себя тем, что если бы Баджор ждала новая катастрофа, Пророки дали бы знать об этом через Сиско.
Зиял встретила Киру радостным крепким объятием. Когда они уселись за стол, вошёл Дукат. Он скупо кивнул Кире и направился к своей комнате, всем видом демонстрируя нежелание мешать.
– Дукат, – вдруг позвала Кира, не совсем понимая, зачем это делает.
Он остановился у двери и развернулся с вопросительно-недоумевающим видом. Кира неловко пожала плечами, махнула в сторону стола и сердито заявила:
– Прекратите изображать оскорблённого изгнанника. Если уж так хотите, садитесь и ешьте здесь.
Зиял тихо ахнула и заулыбалась ещё шире. Выражение лица Дуката неуловимо изменилось, от чего его удивление сразу перестало выглядеть наигранным. Он склонил голову к плечу, разглядывая Киру.
– Майор, вы в самом деле приглашаете меня присоединиться? Вы уверены?
Кира не была уверена, но сомнение в её ответственности за собственные слова вызвало в ней вспышку раздражённого упрямства.
– Разумеется! – отрубила она.
Дукат сделал несколько медленных шагов к столу, растягивая губы в сладкой улыбке.
– Могу я узнать, чем вызвана ваша милость ко мне? Вы наконец-то готовы признать, что, возможно, я не такой мерзавец, каким казался вам всю жизнь?
– Конечно, вы мерзавец! – закатила глаза Кира. Дукат удивлённо поднял брови, и она снова передёрнула плечами, не желая объяснять свой довольно неожиданный порыв.
В конце концов, им всё равно придётся дальше работать вместе! Было бы разумно позволить Дукату держаться достаточно близко, чтобы в случае чего всегда успеть схватить его за горло. И просто потому, что иметь дело именно с ним дело уже вошло в привычку.
– Но вы не самый большой мерзавец из виденных мной, – наконец сухо сказала Кира. – В свете некоторых действий той же Федерации ваши злодеяния начинают казаться чуть менее выдающимися, чем раньше.
– Вероятно, я должен поблагодарить за этот комплимент доктора Башира и того неудачливого шпиона, – протянул Дукат, подходя и осторожно опускаясь на стул, словно тот мог выпрыгнуть из-под него.
– Если вы не хотите, чтобы я передумала, не упоминайте Башира, – буркнула Кира, не желая признаваться, что в этом была некоторая доля правды.
Дукат очаровательно вздохнул.
– Никогда не сделаю ничего, чтобы ты передумала, Нерис.
Кира подумала, что возможно всё-таки зря не застрелила его, когда получила шанс. Но, возможно, и нет.

Эпилог

С тех пор, как Одо покинул станцию, вести дела не стало легче. Хотя у кардассианцев не было способности проникать куда угодно незамеченными, их дотошность и память вполне это компенсировали. А ещё Кварк подозревал, что Дамар так и не простил бару пропажу падда. В общем, Кварк скучал по Одо. По его ворчанию, сарказму и безопасности, которую тот обеспечивал и лично Кварку тоже.
Но зато теперь, после заключения мира, появилось намного больше способов получить прибыль. Когда угроза Доминиона отступила, на станцию вернулись старые люди и прибыли новые – кардассианцы, клингоны и даже ромуланцы, которые не преминули воспользоваться ослабшим влиянием Федерации. Понадобилось время, чтобы наладить связи и обезопасить себя от конкурентов, но Кварк справился. Конечно, он не мог не справиться. В глубине души Кварк верил, что никто кроме него не имел права быть главным дельцом на ДС9.
Он ухмыльнулся, гордясь собой и своим успехом. Бар и голопалубы изрядно разрослись за последний год, и это несмотря на то, что в Ференгенаре Кварк оставался парией. Всё-таки извлекать выгоду из мира было куда приятнее и удобнее, чем из войны.
– Брат!
Взволнованный оклик заставил Кварка отвлечься от мечтаний о скорой сделке, горке латины и заслуженных похвалах самому себе. Он недовольно обернулся к Рому.
– Чего тебе? Я занят.
Однако он насторожился. Ром по-прежнему работал техником, продавая свои услуги всем, кто платил – по мнению Кварка, недостаточно, но чего ожидать от Рома – и раз появился посреди дня, видимо, что-то случилось.
– Б-брат, б-большие новости! На станцию прибывает Нагус.
– Нагус?! – Квак вскочил.
Его захлестнула сладкая надежда. Неужели ференги наконец-то растопырили уши шире и оценили его заслуги, забыв о прошлых промахах?!
– Д-да. Корабль должен вот-вот прибыть. Интересно, з-зачем Нагус прилетел?
– Ну, уж точно не для того, чтобы передать тебе свою должность, – фыркнул Кварк. – Мы должны встретить его подобающе!
Он почесал зудящие от предчувствия удачи уши, уверенный, что не упустит свой шанс прибыли, что бы это ни означало.

С тех пор, как отец пропал – не умер, а пропал – Джейк не переставал его ждать. Поэтому он каждую неделю прикидывал, что должен будет рассказать в первую очередь.
Мирного соглашения удалось добиться, новой войны не было.
Все живы и здоровы.
Кэсседи родила, теперь у меня есть младший братик, и я забочусь о них обоих.
Дедушка потихоньку сдаёт. Всё ещё работает в кафе, но теперь куда меньше. Он тоже ждёт.
У меня до сих пор нет девушки, и я решил, что не будет лет до тридцати.
Всё самое главное.
Последней особой новостью должна была стать книга. Джейк держал падд с файлом и оттягивал момент, когда откроет его, чтобы посмотреть последние замечания Гарака.
Это был роман о ДС9. Точнее, о Терок Нор – во время оккупации Доминиона. И Джейк очень старался быть предельно честным в воспоминаниях, несмотря на всё недовольство своего редактора такой политикой. Он хотел рассказать про всё не так, как это делалось в новостях или многочисленных интервью. Джейк надеялся, что смог донести, как было страшно и сложно, и совсем не так однозначно, как многие хотели бы видеть. В конце концов, Доминион многих помирил, изменил и, несмотря на многие потери, было и множество приобретений.
Гарак говорил, что всё это федеральные глупости, а главное только то, что Кардассия… Кардассия и Баджор при некоторой поддержке Федерации смогли отстоять себя. Джейк не верил в правдивость этих замечаний.
Он откинулся на стул, оглядывая посетителей кафе. Невольно задержался взглядом на Бран и Реджин, привычно споривших о чём-то, приветливо кивнул Рому. Потом всё-таки достал падд, помедлил чуть-чуть и открыл файл.
«По-прежнему не согласен с вашей трактовкой, однако уже убедился, что бесполезно пытаться развеять некоторые заблуждения землян. Поэтому на этот раз вас ждёт лишь указание на пару фактологических ошибок, вызванных, видимо, особенностями вашей памяти…»
Джейк ухмыльнулся и погрузился в работу. Когда отец вернётся, ему будет чем гордиться.

С тех пор, как большая часть офицеров и бывших офицеров Федерации разъехались, Кира порой чувствовала себя главной сплетницей Альфа-квадранта. Почему-то каждый из её бывших коллег считал своим долгом сообщать о жизни остальных. Наверное, чтобы она не волновалась. Кира ворчала, что предпочла бы поменьше слышать о внутренних дрязгах Клингонской империи или тонкостях земной ботаники, не говоря о бюрократических проволочках на Кардассии. Но в глубине души, несмотря на всё недовольство, эти мелочи её радовали. После того, как состав офицеров Звёздного флота на ДС9 почти полностью переменился и изрядно поредел, её успокаивало то, что люди, с которыми она так или иначе пережила многое, в порядке.
Намного больше непрошенных сплетен Киру огорчало то, что не было известий от Доминиона. Впрочем, прежняя агрессия тоже исчезла. Не то чтобы кто-то теперь рвался в Дельта-квадрант, но плановые торговые и исследовательские рейды уходили туда по узкому коридору в минном поле и благополучно возвращались. Это внушало Кире надежду.
– Полковник, – вкрадчивое обращение вырвало её из размышлений о последнем рейде Кэсседи в Дельта-квадрант. – Время обеда.
– Я занята, Дукат, – бросила Кира, не оборачиваясь и продолжая изучать монитор.
Они с Кэсседи никогда не разговаривали об этом, но Кира была уверена, что та отправляется в Дельта-квадрант только для того, чтобы лишний раз пройти червоточину. И Кира не ждала, что однажды Кэсседи вернётся с неожиданным пассажиром на борту, но – кто знает волю Пророков?
– Полковник, – укоризненно протянул Дукат.
Кира вздохнула. Это давно стало ритуалом, данью её неприязни, которая не исчезла, но из яркого пламени давно превратилась в ровно тлеющие угли.
– Меня всегда безмерно восхищала ваша работоспособность. Но если вы не будете питаться…
– Заткнитесь, Дукат, если хотите, чтобы и сегодня я не выгнала вас из-за своего стола, – оборвала Кира его излияния и поднялась. – Идёмте. Заодно объясните мне наглость вашего командования. По какому праву они пытаются повлиять на выборы Кай?! Запомните Дукат: это дело Кардассию не касалось, не касается и не будет касаться никогда!
– Как скажете, полковник, – покладисто согласился тот, отступая, чтобы пропустить Киру вперёд. – Как скажете.

С тех пор, как оккупация и потеря флота всколыхнули общество, изменения посыпались одно за другим. И Гатэр считал, что их было слишком много. Менялось всё, одно тянуло за собой другое, и казавшиеся стихийными реформы захватили половину социальных институтов. Добром это закончиться не могло, подобные изменения всегда требуют массу ресурсов, которых у Кардассии осталось не так чтобы очень много. Недовольных уже хватало, а дальше должно было стать только хуже.
Своими опасениями Гатэр делился лишь с женой, но понимания не встречал: её, как и многих, захватили идеи перемен.
Впрочем, размышлять о судьбах родины Гатэру давно уже не хватало времени. Реформы обрушились и на его голову, заставив продолжить учёбу для повышения квалификации. Эксперимент, сказала доктор Немад и представила его к повышению, не интересуясь, хочет ли он себе такую честь. Гатэр не возразил – не видел смысла. Он нашёл утешение в том, что, по крайней мере, для получения новых знаний ему не пришлось работать с Баширом. Гатэра до сих пор пугали воспоминания о мучительных днях, когда он верил, что умрёт, став жертвой какого-нибудь бесчеловечного эксперимента.
Но теперь Башир жил на Кардассии, а Гатэр остался на Терок Нор и надеялся, что они больше не будут иметь друг к другу никакого отношения. Гатэр надялся, что историю с оккупацией можно считать полностью законченной.
– Прошу прощения, вы ведь работаете в лазарете? – спросила у него незнакомая землянка, отрывая от сумрачных мыслей. – Извините за беспокойство, но я не вижу никого из знакомых, а на вас врачебная форма, и я подумала…
– Да, я здесь работаю, – согласился Гатэр. Он окинул потенциальную пациентку взглядом, но не увидел поводов для беспокойства. Недоверчиво хмурившийся мужчина за её спиной тоже казался здоровым, у Гатэра уже имелось достаточно опыта работы с землянами, чтобы не слишком сомневаться в своей оценке.
– Что вы хотели? Кто-то пострадал? – спросил он.
– Нет-нет, не волнуйтесь, ничего. Просто я ищу своего сына. Он работает здесь. Работал раньше, я хочу сказать, но он ничего не сообщал нам о переводе в другое место, и мы решили, что он должен по-прежнему оставаться здесь. И захотели сделать ему сюрприз.
– Простите, а вы… – начал несколько сбитый с толку Гатэр.
– Ах да, я не представилась. Меня зовут Айша. Айша Башир, это мой муж Ричард.
Гатэр с тоской подумал, что сбываться его надеждам не суждено.
Это никогда не закончится.
запись создана: 08.07.2015 в 08:09

@темы: Элим Гарак, Фанфик, Скрейн Дукат, Одо, Кира Нерис, Джулиан Башир, Гарак/Башир, Вейюн, PG-13

Комментарии
2015-07-08 в 12:50 

Rendomski
A magician might, but a pineapple never could (C).
Теперь понятно. Это был хитро замаскированный под гаракобашир план уползания Дуката :lol:.

Спасибо большое, фик чудесен! :ura:

2015-07-08 в 12:54 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Rendomski, это был замаскированный под гаракабашир план додать добра всем (кроме Доминиона) :-D

Рада, что понравилось :cheek:

2015-07-08 в 14:58 

Большое спасибо за эту прекрасную историю. Мне кажется, она едва ли не более канонична, чем сам канон - и именно так всё и должно было произойти)
Спасибо за Зиял и Дуката. Так приятно, что с ними всё хорошо!
Финал очень жизненный: все адаптировались к новому укладу жизни на станции, поделили сферы влияния, получили свою выгоду, наконец-то сошлись на том, что худой мир лучше доброй ссоры... а человек, благодаря которому всё это стало возможно, оказался изгнанником. Но я уверена, что Гарак не даст Джулиану заскучать на Кардассии и пожалеть о Федерации;)))
Наверное, для меня это ещё и история о том, что надо слушать своё сердце и разум - и не дать сбить себя с пути.

Эх, жалко, что всё кончилось) История получилась потрясающе реалистичной и при этом светлой. Она настоящая, как сама жизнь)

2015-07-08 в 15:04 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Кристиания, о, Баширу на Кардассии будет чем заняться, определённо))))))))) Тем более, родители... :evil:

Я очень довольно, что текст производит такое впечатление. Спасибо за комментарий)

2016-09-17 в 18:40 

Спасибо огромное! Не любитель не канонных отношений, но когда так великолепно талантливо, логично и реалистично описаны характеры, поступки и мысли героев - получаешь огромное удовольствие. Отдельное спасибо за Гатэра, кардассианцев и юмор почти в каждой строчке

URL
2016-09-17 в 19:49 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Гость, спасибо, мне очень приятно))) Хотя я настаиваю, что почти все упомянутые отношения околоканонны!)))

2016-09-17 в 22:25 

Не смею спорить с околоканонностью (что подтверждает первая встреча Башира с Гараком). Ещё раз спасибо, перечитываю по второму кругу и это не предел. С вулканским приветом, Т'Ана

URL
2016-10-20 в 19:37 

OutOfPhase
в противофазе
Талантливо пишете. Персонажи в характере, манера изложения и проработка сюжетной линии - на уровне твердопереплетного издания. У Вас есть свои ориджиналы?

2016-10-20 в 19:49 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
OutOfPhase, спасибо на добром слове, очень приятно)))))
Ориджи не пишу - слишком лениво зарываться в матчасть и собирать крепкий сеттинг с нуля. Не прёт-с)

2016-10-20 в 19:54 

OutOfPhase
в противофазе
Жаль. Этого и опасалась. Те, кто так вживаются в чужие образы, как правило неохотно крафтят собственные миры.

     

For Cardassia!

главная