Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:09 

Фанфик| Гарак/Башир

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Автор: Botan-chan
Соавтор идеи: TedTheFat
Фэндом: Star Trek: DS9
Жанр: джен, романс, АУ
Категория: слэш
Пейринги, персонажи: Башир/Гарак, Дукат, Кира (намёк на Дукат/Кира), Дамар, Виюн, остальные
Рейтинг: PG-13(?)
Саммари: при сдаче ДС9 Доминиону Башир и Гарак остаются на станции.

Пролог, глава 1, глава 2, глава 3, глава 4, глава 5, глава 6, глава 7, глава 8, глава 9, глава 10, глава 11, глава 12, глава 13, глава 14, глава 15, глава 16, глава 17, глава 18, глава 19, глава 20

Глава 21

Точнее всего состояние Виюна определяло слово «обеспокоенность». Хотя непосредственной угрозы станции, а значит, жизни Основателей, пока не было, действовать приходилось немедленно. Впрочем, к подобным ситуациям они были готовы заранее, и это возвращало Виюну чувство уверенности. Безрассудство землян, решившихся на открытое нападение, вызвало в Виюне определённое недоумение, но он всегда учитывал вероятность непредвиденной угрозы. Теперь от него требовалось взять Основателей под охрану, доставить их в командный центр, ознакомить с положением вещей, а затем либо срочно эвакуировать, либо выполнять дальнейшие распоряжения, если они захотят взять командование на себя.
Движение в коридорах станции было нетипично оживлённым, прохожие, кроме джем’хадар, казались взбудораженными. Виюн сделал себе мысленную пометку отчитать Дуката за самоуправство и оповещение жителей о чрезвычайном положении без приказа. Теперь гражданское население могло поднять панику и помешать работать военным.
Хотя это ждало.
Он быстро прошёл к нужной двери. Охранники казались сонными, но при его появлении вскинулись в особом предбоевом напряжении.
– Что-то случилось?
– Нет.
Виюн нахмурился крошечной заминке перед ответом.
– Ощущения неправильны. Мы странно себя чувствуем, – отрапортовал пятый из тринадцатого.
– После смены к Баширу. Оба, – приказал Виюн и набрал код на двери Одо. – Сейчас ждите.
Он вошёл и виновато склонил голову.
– Прошу прощения, Основатели, но я вынужден вас потревожить.

Гатэр косился на пятерых солдат, застывших у дверей в лабораторию Башира, и нервничал. Не из-за самих джем’хадар, к которым он давно привык, но из-за того, что в последнее время они начали появляться в лазарете слишком часто. И были то излишне сонными, то излишне агрессивными. Разбавленный вайт оказался несовершенным, вспомнил Гатэр объяснения Башира Виюну, но от этих мыслей его тревога почему-то усиливалась, а не уменьшалась.
Разбавленный вайт, изготовленный безумцем из Федерации! Каким глупцом надо быть, чтобы его использовать!
Один из солдат вдруг пошатнулся и рухнул на колени. Второй со всей силы заколотил в закрытую дверь лаборатории. Бран метнулась к упавшему, но тут же отскочила назад от предупреждающего рычания его товарищей и прошипела сквозь зубы:
– Упрямые глупцы!
Реджин совершенно неприличным жестом вцепилась в её плечо и оттащила ещё немного назад. Гатэр тоже предусмотрительно попятился, чувствуя, как теплеют гребни и колотится сердце.
Дверь лаборатории распахнулась.
– Я сказал, что скоро закон… – Башир осёкся, уставившись на лежавшего на полу солдата.
– Сделай с этим что-нибудь, землянин, – приказал лидер отряда.
Ещё двое его подчинённых зашатались и начали оседать, бесполезно цепляясь за стены.
– Чёрт! – вырвалось у Башира, и он с совершенно несвойственной ему растерянностью оглянулся в глубину лаборатории. За его плечом возник Гарак.
– О, – произнёс он и выстрелил из фазера в ещё стоявших джем’хадар. – Мой дорогой, я ошибаюсь, или это должно было случиться немного позже?
Гатэр почувствовал, как слабеют колени.
– Должно было! – рявкнул Башир.
Гарак сглотнул, пару секунд смотрел на него, потом перевёл взгляд на растерянных медиков.
– Господа, прошу вас, окажите любезность, уберите это, – с почти спокойной доброжелательностью попросил он и тронул Башира за локоть. – Я воспользуюсь вашим терминалом, мне необходимо срочно связаться с Милой.
Гатэр хотелось прикрыть глаза и бессильно привалиться к стене, но вместо этого он выпрямился и направился к телам джем’хадар. Убирать.
– Доктор Бран, пожалуйста, сообщите доктору Немад…

Заместитель главы баджорской СБ Ясом и заместитель главы кардассианской СБ Дерам сидели за одним столом и изучали отчёты, демонстративно игнорируя друг друга. Точнее, по мнению Ясома, это Дерам его игнорировал. Сам Ясом периодически косился на проклятого коллегу, и в который раз пытался понять, что происходит на станции, и как к этому относиться.
Странное поведение Одо, странное поведение Киры и некоторые слишком прозрачные намёки, которые она бросала, говорили о том, что готовится заварушка. Но Ясом не мог понять, в чём заключается грядущая операция, и волновался, не повредит ли она Баджору. А также, что делать с кардассианцами, когда всё – чем бы оно ни являлось – случится. Вырезать всех, кто находится на станции, Ясом всё же считал немножечко чрезмерным шагом.
Сигнал вызова пришёл к ним одновременно. Ясом схватился за комм и прочитал сообщение. Потом прочитал ещё раз, не веря глазам, и ещё. Текст не изменился.
Дерам поднялся на ноги, и Ясом тоже поспешно вскочил, невольно протягивая руку к фазеру. Он понятия не имел, какой приказ получил кардассианец и, если честно, был не до конца уверен, что его собственное сообщение – не какая-нибудь провокация. С ворты и кардассианцев сталось бы.
– Насколько я понимаю, мы должны действовать совместно, – сухо сказал Дерам, глядя на его оружие.
– А я вот не очень понимаю, – огрызнулся Ясом, чувствуя себя довольно глупо, но не готовый просто так взять и вдруг поверить в происходящее.
Дерам скривился.
– Вы, баджорцы, всегда плохо знали, что такое дисциплина. И я не стану помогать вам оправдываться перед Дамаром за невыполнение приказов, – пренебрежительно бросил он, демонстративно развернулся к Ясому спиной и начал связываться со своими людьми.
Ясом ещё чуть-чуть постял, по-дурацки целясь ему в спину, потом вздрогнул, убрал оружие и схватился за собственный комм. На недовольство Дамара ему было глубоко наплевать, но Ясом совсем не хотел объяснять майору Кире, почему баджорская СБ не присоединилась к вооружённому восстанию против Доминиона.

– В чём дело, Виюн?
Основатели поднялись с пола в гуманоидные формы.
– Федерация готовит атаку на станцию, – отрапортовал он. – Флот Доминиона уже выступил с Кардассии. Я прошу вас как можно скорее пройти в командный центр.
– Гуманоиды как всегда агрессивны, – бесстрастно констатировала Основательница. – Этот шаг был ожидаем.
Виюн слегка устыдился того, что сам он счёл действия землян совершенно неожиданными, хотя Основательница, разумеется, была права. Следовало предвидеть, что их несдержанность и нелогичность толкнёт их на отчаянные действия.
– Одо, ты должен пойти со мной, – продолжила Основательница.
– Разумеется. Но сначала, пожалуйста… – Одо протянул Виюну какой-то пульт, – нажмите зелёную кнопку.
Мысль ослушаться прямого приказа или хотя бы спросить, зачем это нужно, не пришла Виюну в голову. Если раньше распоряжения Одо подвергались им сомнению, то теперь, когда Основатели воссоединились, это стало невозможно. Виюн нажал кнопку и одновременно Одо молниеносно отскочил к противоположной стене. Небольшой куб, стоявший на полу рядом с арматурой для превращений, загудел. Основательница закричала, растекаясь в жидкую форму, потом её масса втянулась в куб.
– Красная кнопка, Виюн, – отрывисто приказал Одо, и Виюн машинально нажал её, а потом застыл, тупо глядя перед собой. Его разум не мог осмыслить произошедшее, и он мучительно пытался объяснить себе, что только что случилось и почему. Одо очень быстро приблизился к Виюну и выхватил из его руки пульт.
– Вот так, – сказал он. – А теперь поднимемся в командный центр. Возьмите контейнер и несите его осторожно.
– Основатель… – пролепетал Виюн, – Основатель, зачем… что…
– Ворта. Вы должны выполнять мои приказы, верно? – спросил Одо, пристально глядя на него.
– Да. Нет! Вы не должны причинять вред Доминиону. Вы не можете причинить вред никому из своего народа. Вы…
– Я никому не причинил вред, – возразил Одо. – Просто временное ограничение возможности перемещения. Не опасно. Возьмите куб и следуйте за мной.
Виюн автоматически подчинился. Он всё ещё пребывал в прострации, а необходимость следовать приказам Основателей была заложена в его генах.
Когда они вышли в коридор, у Виюна возник короткий порыв приказать джем’хадар отобрать у Одо пульт. Это было кощунственно и вопиюще неправильно, но…
Джем’хадар неподвижно лежали на полу, и Виюн подумал, что проиграл, хотя всё ещё не мог понять, в чём именно и в какой момент.

Обсуждение поставок сырья на Кардассию шло полным ходом, когда на коммы кардассианцев пришло сообщение. Шакар откинулся на спинку стула, про себя радуясь этой передышке. Ирама Дукат была страшной женщиной, куда там её братцу-галу.
Сейчас она смотрела на экран комма с легко читаемым удивлением, и Шакар подумал, что дорого бы заплатил за то, чтобы узнать, о чём ей сообщили. Если уж Ирама не смогла сдержать потрясение, случилось что-то экстраординарное.
В свете странных намёков Киры, это приобретало зловещий оттенок.
– Но это… – едва слышно начал Медем и уставился на Ираму почти жалобно.
Опасения Шакара подскочили сразу на несколько пунктов. Он подобрался, словно разом перенёсся из комнаты переговоров в укрытие повстанцев, которое вот-вот атакуют враги.
– Какие-то проблемы? – ровно спросила Висса, ворта, курирующая работу Дукатов.
– О, нет. Просто распоряжение от командования, – светски ответила Ирама, достала фазер и выстрелила в Виссу.
Шакар оказался на полу под прикрытием стола раньше, чем успел вдохнуть. Он проклинал всё на свете за то, что подчинился запрету на нормальное оружие, потому что спрятанный нож вряд ли спас бы его выстрела. Ещё он хотел бы знать что происходит, как убраться от жуткой кардассианки живым, и кому можно довериться при побеге.
– Пожалуйста, не беспокойтесь, министр. Приказано устранить только ворт, – любезно сообщила Ирама, даже не пытаясь подняться со стула. Шакар промолчал, лихорадочно соображая.
– А если нас просто подставили? – немного сдавленно спросил Медем.
Ирама хмыкнула.
– Тогда уж Скрейна, и в любом случае это маловероятно. Ты мог бы быть внимательнее. Министр, вы собираетесь лежать на полу весь день?
Шакар собрал волю в кулак и медленно поднялся. Ирама сидела прямо, сложив перед собой руки.
– Так на чём мы остановились? – спросила она.

Из коридора доносился какой-то шум. Охрана настороженно вскинулась, но Винн даже не пошевелилась. Со стороны могло показаться, что древний текст о войне Пророков и Духов Па занимает её куда больше, чем любые мирские беспорядки.
На самом деле Винн всё прекрасно слышала. Но её охрана была малочисленна, и она никогда не умела обращаться с оружием с должной сноровкой. Винн позволяла себе впутаться в неприятности, только если представляла, как потом из них вывернуться.
Кроме того, её действительно занимал текст. Она слишком мало знала о Духах Па раньше, и слишком полагалась на догматы веры, и теперь старалась наверстать упущенное.
Раздался сигнал вызова, потом дверь открылась. Охранники схватились за оружие, но расслабились при виде Валама.
– Вы в порядке, тётушка? – вежливо спросил он, настороженно зыркнув в сторону солдат.
– Полностью, дитя моё, – Винн отложила свиток. – Есть причина, по которой я могла бы оказаться не в порядке?
Валам сел напротив и нервно усмехнулся.
– Кажется, началась революция, тётушка.
Винн строго покачала головой.
– Дитя моё, освобождение от чужого ига не называют революцией. Кстати, насколько успешно удаётся сотрудничество с кардассианцами?
– Пророки, сохраните! – выдохнул кто-то из охранников, и Винн подумала, что его нужно заменить менее впечатлительной натурой. Валам не моргая уставился на неё.
– Вы знали, – утвердил он после некоторой паузы.
– Разумеется, дитя моё. Я Кай. Я не могу не знать, не так ли? – сухо ответила Винн, внутренне содрогнувшись от того, что на этот раз ей следовало благодарить за осведомлённость не Пророков, а Дуката.
Гнев ожёг её, но она не позволила этому проявиться во вне.
– И что мы будем делать? – спросил Валам.
– Молиться, дитя моё.
В подтверждение своих слов, Винн поднялась и прошла к алтарю. Сейчас её главной задачей было выждать правильное время, чтобы подняться в командный центр не слишком поздно. Она не могла позволить Дукату присвоить победу.

Бои в коридорах проходили почти сдержанно, как удовлетворённо отметил Одо. Ему даже почти не пришлось вмешиваться, пока они с Виюном дошли до лифта.
За Виюна Одо беспокоился. Он сомневался, чего стоит ожидать от ворты, который столкнулся с предательством одного из Основателей: безумия, неповиновения, нападения или быстрой смерти в результате коллапса психики. Войдя в лифт, Одо внимательно посмотрел на Виюна. Тот двигался совершенно механически, его зрачки расширились, и во взгляде не было почти никакой осмысленности. Одо с сожалением качнул головой. В какой-то степени он сожалел о том, что пришлось пережить Виюну, хотя и полагал это следствием его собственной недальновидности.
В командном центре царила напряжённая тишина. Кардассианцы и баджорцы переговаривались в полголоса и следили за панелями.
– А, Одо, вы вовремя. Вижу, у вас всё успешно? – Дукат приветствовал его неизменной улыбкой, которая сейчас, однако, выглядела натянутой.
– Да, – согласился Одо и забрал из рук Виюна контейнер с Основательницей. Руки ворты тут же упали, безвольно повиснув вдоль тела.
– Позволите взглянуть?
Одо покачал головой, накрывая контейнер рукой. Он не доверял Дукату, и вообще кому бы то ни было, настолько, чтобы подпустить к беспомощному телу своей соотечественницы.
– Что здесь происходит? – Кира резко поднялась со своего места и подошла к ним. – Одо?
– Я нейтрализовал Основательницу, – сухо пояснил Одо. Он вдруг вспомнил её недавние обвинения в предательстве и почувствовал желание отстраниться.
Наверное, в этом было что-то неправильное. Одо приказал себе не обращать внимания на неуместные эмоции, пока ничего не закончилось.
– Каковы ваши успехи?
Дукат демонстративно вздохнул.
– Увы, смерть джем’хадар началась несколько раньше, чем мы ожидали. Флот не успевает подойти к станции, и они ещё могут вернуться к Кардассии, – он на мгновение запнулся, словно вдруг не смог справиться с голосом, но тут же продолжил. – Мы как раз решали, что делать дальше. По нашим сведениям, пока джем’хадар умирают только на станции, вероятно, из-за того, что они получили вайт первыми. На кораблях и на Кардассии ещё спокойно, но волна скоро докатится до них. Я собираюсь вылететь навстречу Звёздному флоту и попросить помощи в сражении.
– Они уничтожат ваш корабль раньше, чем вы успеете послать сигнал вызова, – заметил Одо.
Дукат пожал плечами.
– Думаю, начать разговор я всё-таки успею. Вот убедить в своих мирных намерениях вряд ли смогу, поэтому… майор Кира, так вы согласны меня сопровождать?
– Ладно, на этот раз я прикрою вашу задницу, Дукат, – довольно кисло ответила Кира, но Одо показалось, что её недовольство было не совсем искренним.
Он решил не думать об этом сейчас.
– Присмотрите тут за всем, Одо, – проникновенно попросил Дукат.
Одо обнял контейнер с Основательницей крепче, кивнул и встал на место командующего станцией.
Виюн вдруг издал тихий всхлипывающий звук и упал вперёд лицом. Вероятно, его психика всё-таки не справилась с перегрузкой.
– О. Хорошо. Он всегда только мешал, – бросил Дукат и подтолкнул Киру к площадке транспортера. – Мерок, телепортируйте нас на корабль.

– Капитан, с кардассианского корабля принят сигнал вызова.
Сиско мгновение поколебался, но затем решительно приказал:
– Открыть канал.
На экране появилось лицо Киры.
– Капитан, от имени союзных сил Баджора и Кардассии прошу вас оказать помощь в уничтожении флота Доминиона.

***

Сиско не оставляло чувство глобального обмана, и заверения Киры в том, что всё по-настоящему, его не успокаивали. Он спрашивал себя, могло ли всё оказаться сном или, может быть, виртуальной реальностью Доминиона?
– Капитан. Капитан Сиско! – голос О’Брайена вывел его из мрачной задумчивости. – Мы приблизились к станции.
– Нас вызывают, – добавил Ног. – С флагмана клингонов.
– Выведи на экран, – приказал Сиско и сжал подлокотники капитанского кресла.
Жёсткий пластик под ладонями был успокаивающе реальным.
– Сиско, что происходит?! – возмущённый взрык Мартока ворвался на мостик. – Я думал, нас звали на войну с Кардассией и Доминионом! На великое сражение с превосходящими силами противника! Что за проклятую резню полудохлых смертников ты мне подсунул вместо доброй драки?! И почему мы вдруг защищаем Кардассию, чтоб ей сгореть?!
– Адмирал, – Сиско до боли сжал пальцами переносицу, – я тоже очень хочу получить ответы на все эти вопросы. Для этого, полагаю, нам надо спуститься на ДС9.
– И выслушивать сладкие речи ящериц, – скривился Марток. – Ладно, ладно, я понял, что на этот раз славы нам не видать. Настоящей славы!
– Капитан, сенсоры зафиксировали работу транспортера с кардассианского корабля. Должно быть. Дукат и майор Кира уже спустились.
– И вас с адмиралом приглашают последовать за ними, – добавил Ног.
Сиско посмотрел на Мартока.
– В конце концов, мы всё ещё можем надеяться, что это коварная засада, – ухмыльнулся тот.
– Надеюсь, что нет, – пробормотал Сиско, потом добавил громче. – Ног, передай всем кораблям приказ оставаться в полубоевой готовности. Капитан Дакс, примите командование на время моего отсутствия, – он рывком поднялся. – Адмирал, нам пора выяснить, что здесь происходит.
Марток ответил ему ещё одной довольной ухмылкой.
Станция к удивлению Сиско почти не изменилась, разве что стало несколько темнее и жарче, чем он помнил. И встретившие его лица тоже были сплошь знакомы. Сиско с облегчением отметил, что Одо здесь и очевидно в порядке, потом спросил себя, как и зачем на станции находится Винн. Её присутствие всегда вызывало подозрения.
– Адмирал Марток, капитан Сиско, – Дукат растянул губы в ослепительно радушной улыбке. – Позвольте мне выразить вам мою беспредельную признательность за помощь Кардассии. Конечно, такие благородные люди, как вы, не могли оставить нас после того, как мы спасли Альфа-квадрант…
– Гал Дукат, – прохладно одёрнула его Винн.
– Разумеется, под «нами» я подразумевал Кардассию и Баджор.
– Разумеется, – Винн нечитаемым взглядом уставилась в лицо Сиско. – Приветствую вас, Эмиссар.
Сиско снова подумал, не может ли всё это оказаться сном или телепатическим внушением, или ещё каким-нибудь влиянием на разум. Слишком сюрреалистичной была картина Винн и Дуката, дружно встречавших его на ДС9, которую не понадобилось отбивать.
– Рада сообщить вам, что Баджор выстоял и сохранил себя, несмотря на то, что вам пришлось оставить наш народ, – продолжила Винн, и это разом вернуло чувство реальности.
Сиско подобрался, ожидая очередной раунд борьбы с этой упрямой амбициозной женщиной, у которой его власть Эмиссара всегда стояла костью в горле.
Сиско ещё раз оглядел собравшихся. Кира буравила Винн мрачным взглядом, Дукат продолжал ухмыляться во весь рот, а Одо едва заметно покачал головой и накрыл жидким шлейфом своего тела неизвестное устройство, которое не выпускал из рук.
– Кто-нибудь может внятно объяснить, что происходит? – прогудел Марток. – Кардассианец, что за чушь про спасение Альфа-квадранта? Вы продались Доминиону!
– О, всего лишь стратегический ход, – безмятежно отозвался Дукат. – Войти противнику в доверие и нанести удар. Лучший способ одержать победу, вы не находите, капитан Сиско? Но, конечно, без помощи Федерации и Клингонов нам не удалось бы обойтись минимальными потерями, – его улыбка дрогнула на мгновение, настолько короткое, что если бы Сиско не имел с ним так много дел, то не заметил бы.
Марток шумно выдохнул, но сдержал всё, что наверняка рвалось у него с языка в этот момент.
– Позвольте познакомить вас с ситуацией подробнее, Эмиссар, – Винн сделала жест в сторону кабинета главы станции.
Они вошли, и Сиско машинально направился было к креслу командующего, но каким-то образом Дукат оказался у него на пути. Секундной заминки хватило, чтобы Винн опередила его и непринуждённо заняла место. Дукат плавно скользнул следом и сел рядом с ним. Кира шумно выдохнула над плечом Сиско, а Одо окинул композицию взглядом, хмыкнул и невозмутимо остановился с другой стороны от Винн. Своё устройство он продолжал держать.
– Устраивайтесь как вам удобно, – любезно пригласил Дукат, и Сиско на мгновение ощутил себя клингоном – так хотелось ударить по его довольной физиономии. – Да, кстати, – продолжил тот и бросил что-то. Сиско машинально поймал и увидел свой старый бейсбольный мяч. – В прошлый раз вы забыли.
В этот момент Сиско ясно понял, что всё самое сложное только начинается.
Спустя два часа переговоров он совершенно уверился, что предпочёл бы тяжёлое сражение с соединённым флотом Кардассии и здоровых джем’хадар, чем вежливую и безжалостную грызню с Винн и Дукатом за влияние. И забрать у Одо контейнер с Основательницей при их единогласном протесте можно было даже не мечтать. У Сиско в голове не укладывалось, что Винн и Дукат сумели спеться, но это произошло, и теперь Федерацию явно никто не хотел пускать на прежние позиции. Впрочем, у Кардассии больше не было флота, совсем, а выгнать с Баджора Эмиссара не могла даже Кай. Это облегчало положение Сиско, но ему всё равно пришлось попотеть, доказывая, что Федерация останется на станции мирно и на законных основаниях, и не прибегнуть при этом к прямым угрозам.
Надо сказать, это было чертовски неправильно и обидно после всех сражений и потерь, которые пришлось вынести Звёздному флоту. И именно это вырвалось у Сиско в первую очередь, когда спустя несколько часов Кира пришла проверить, куда его разместили.
– Майор, как вы это допустили?!
– Пап, но Кира всё делала правильно! – вклинился Джейк, который колдовал над репликатором.
Сиско всё ещё было сложно выпустить его из поля зрения, и хотелось просто взять в охапку и держать так, не давая отойти дальше, чем на пару шагов. Джейк вернулся к столу, и Сиско с неудовольствием отметил, что выбранное им блюдо было кардассианским.
– Спасибо, Джейк, но за меня не надо заступаться, – хмыкнула Кира и села напротив Сиско. – Мне очень жаль, капитан. От Винн следовало ожидать такой подлости. Ей всегда не нравилось ваше присутствие.
Сиско вздохнул и потёр лицо ладонями, потом устало опёрся локтями на колени.
– Я уже предвкушаю свой подробный доклад командованию, – пробормотал он. – Адмирал Нечаева съест меня заживо. Кира, как это случилось? Нет, я помню изложенную Винн историю, но…
– Это всё Башир, – Кира фыркнула. – Башир и его чёртов план отравить всех джем’хадар. Лично я, капитан, просто собиралась стравить их с кардассианцами, но ваш гений решил по-другому, никого не спросив, кстати! – в её взгляде полыхнул гнев.
Сиско насторожился.
– Башир? Разве это не план Дуката?
– Нет! – воскликнула Кира, вскакивая на ноги и начиная расхаживать туда-сюда – Дукат, как всегда, схватил и присвоил то, что плохо лежало! Впрочем, все кардассианцы так делают, к этому даже привыкаешь. Но ваш проклятый слишком умный доктор!.. – она задохнулась. – Знаете, он даже не поставил меня в известность, когда втянул в дело Дуката!
– Да, не очень хорошо получилось, – подтвердил Джейк. – Пап, ты не ешь.
– «Мой» доктор? – уточнил Сиско. – Я был против его планов. Но это объясняет, почему ему присвоили статус героя Кардассии, – добавил он вполголоса. – Ради всего святого, героя Кардассии!
Джейк хихикнул, а Кира пожала плечами, словно это ничего не значило. Впрочем, для неё это действительно ничего не значило. А вот у Сиско начинала болеть голова, стоило задуматься, что теперь делать с Баширом. С него до сих пор не сняли обвинения в дезертирстве, к которым теперь прибавились сделка с врагом, упомянутый статус героя и основополагающий вклад в очищение Альфа-квадранта от захватчиков.
И это всё Сиско следовало тоже объяснять командованию!
– Наверное, вам надо было ударить его по голове и отволочь на «Дефаент» силой! – воскликнула Кира, перевела дыхание и добавила тише. – Хотя тогда нам пришлось бы немного сложнее. Возможно.
– А по-моему, получилось здорово. И я смогу написать мемуары. Будни на захваченной станции, – Джейк мечтательно заулыбался, потом встрепенулся и резко подался к Сиско. – Кстати, пап, ты знаешь, на Кардассии такая странная система агитации и журналистики! Гарак мне показал. Они там все чокнутые, но это интересно!
Сиско потёр лоб, сдерживая порыв заявить что-то вроде «Не говори больше с дядей, он плохой», словно Джейк всё ещё оставался пятилетним малышом. Он напомнил себе, что пойти к Гараку и потребовать не приближаться к его ребёнку тоже будет неправильно. И бесполезно.
Кира хмыкнула, разрываясь между злорадством и сочувствием.
– Ладно, капитан, отдыхайте. А мне надо встретиться с Дукатом. Надо же вбить в его голову мысль, что они с Винн не имеют права вам мешать!
– Раньше вы терпеть не могли договариваться с Дукатом, – заметил Сиско.
Кира пожала плечами и проворчала:
– Иногда он бывает полезным.
Почему-то это показалось Сиско очень плохим знаком.
Когда Кира ушла, он ещё раз обнял Джейка, потом взялся за комм.
– Доктор Башир, зайдите ко мне.

***

Башир сидел в «Реплимате» один и боролся с ощущением, что вернулся на несколько лет в прошлое. В то время, когда он только-только появился на ДС9, не знал никого и ничего, не умел правильно завязать знакомство и вынужденно коротал обеды в одиночестве.
Сейчас ситуация полностью повторялась. Баджорцы и кардассианцы давно привыкли игнорировать его, как того-самого-маньяка-который-лечит-джем’хадар, а офицеры Звёздного флота, которые остались на станции… Башир вздохнул. Нельзя сказать, что сослуживцы – бывшие сослуживцы? – проявляли к нему особенную враждебность или демонстративно переходили на другую сторону Променада. Но общая настороженная холодность была для Башира вполне очевидной.
К слову, как раз это сильно отличалось от прошлого, когда он просто не заметил бы подоплёку чужого отношения. Башир думал, что прежняя неосведомлённость казалась приятнее, но он не хотел бы её восстановить.
Он сердито ткнул вилкой в еду, не чувствуя аппетита, как и всегда в последние несколько дней. Тишина во время еды поразительным образом сказывалась на его способности поглощать и переваривать пищу! Поразительный феномен который, возможно, стоило изучить.
Впрочем, это стало бы плохим способом отвлечься. Малоэффективным.
Башир машинально улыбнулся хорошенькой энсину Мален, которая тут же отвела глаза и уставилась на репликатор с таким видом, словно процесс материализации белка был самым интересным зрелищем в мире. На это оставалось только вздохнуть и положить в рот очередной кусок пирога. Покидать столовую раньше времени он не собирался из принципа.
– Джулиан! – окликнул его О’Брайн, подходя к столу, и поставил рядом свой поднос. – Наконец-то я тебя поймал. Ты стал неуловимее призрака из варп-ядра.
– Мы поймали, – поправила Дакс, присаживаясь с другой стороны. – В самом деле, прошло уже четыре дня, а мы до сих пор не встречались по-настоящему. В этом есть что-то очень неправильное, ты не находишь?
– Ну, возможно, я был занят. И вы были заняты, – Башир покрутил в руках вилку, не в силах бороться с широкой улыбкой.
Дакс направила на него собственную вилку и прищурилась.
– Надеюсь, это не эвфемизм для какой-нибудь глупости вроде «мои друзья не захотят иметь со мной дело, ведь я стал известен всему Альфа-квадранту, как последний вдохновитель успешного геноцида за последние триста лет».
О’Брайн закашлялся, а Башир почувствовал, что снова влюблён в Дакс, может быть, на этот раз без желания заняться с ней сексом.
– А также как предатель высоких идеалов Федерации, почти персона нон-грата и явно неподходящий знакомый для образцовых офицеров Звёздного флота, – он скривился, вспомнив тяжёлый разговор с Сиско после сражения и выматывающие рапорты адмиралтейству. – Нет. Конечно, я не думал ничего такого. Хотя это было бы логично.
– Джулиан, что ты говоришь! – О’Брайн возмущённо всплеснул руками. – Никто не считает тебя предателем, или вдохновителем геноцида, что за чушь?! И в любом случае, ты по-прежнему мой друг. Я готов ударить по лицу каждого, кто попробует это оспорить! Ты герой, Джулиан.
– Кардассианский, – Башир невольно ухмыльнулся, но на самом деле был по-настоящему благодарен.
Казалось почти невероятным, что всего несколько лет назад О’Брайн не любил его с такой же горячностью, с которой сейчас защищал. Башир коротко посмотрел на Дакс. Та сосредоточенно хмурилась и явно не разделяла энтузиазма О’Брайна. Впрочем, встретившись с Баширом взглядом, она тут же легко улыбнулась.
– Вот об этом мне лучше не напоминай, – проворчал О’Брайн. – Ты уверен, что чёртовы карды не посмеялись над тобой с этим дурацким статусом героя?
Башир пожал плечами.
– Не знаю, если честно. Не удивлюсь, если Дукат просто захотел сделать мне мелкую пакость напоследок. Или, может, таким образом пытался усилить свою позицию. Хотя я не представляю, как именно, я всё ещё плохо разбираюсь политических интригах Кардассии, – он нахмурился.
Если честно, этот сюрприз Баширу не понравился, и ему хотелось знать, зачем Дукат на самом деле затеял всё дело. Возможно, это мог бы разъяснить Гарак, но с момента возвращения Федерации на Терок Нор – теперь снова ДС9 – Гарак в комнате Башира не появлялся и вообще словно его избегал. Разумеется, Башир без труда мог прийти к нему сам, в магазин или в каюту, но медлил. Он не мог отделаться от тоскливого подозрения, что всё это время щедро даримая Гараком близость была на самом деле ложью и предназначалась только для того, чтобы обеспечить ему максимально комфортную обстановку для работы.
Нельзя сказать, что Башир собирался Гарака винить. Тот действовал оптимально и ради достижения своей цели, и только этого стоило от него ждать. На самом деле, тактика Гарака принесла результат, и в какой-то мере благодаря ей Башир смог найти решение задачи достаточно быстро.
Просто это было бы неприятно. Неприятно и болезненно.
Хотя Башир допускал, что ошибается. Но идти и выяснять отношения немедленно у него не хватало решительности. Отчасти потому, что он боялся подтверждения своих подозрений, отчасти наоборот – опасаясь их опровержения. Было бы обидно убедиться во взаимности чувств, а потом покинуть Терок Нор и Гарака навсегда, подчиняясь обстоятельствам.
– Джулиан? – вопрос О’Брайна вывел Башира из задумчивости. Он тряхнул головой, возвращаясь к беседе.
– Ничего. Просто задумался. О будущем.
– Всё будет в порядке, – уверенно заявил О’Брайн, хлопнув его по-плечу.
Башир снова взглянул на Дакс. Та покачала головой и мягко взяла его за руку.
– Всё действительно будет хорошо, Джулиан, – сказала она. – Так или иначе. Не беспокойся, Бенджамин сделает всё, чтобы прикрыть тебя от гнева адмиралтейства.
– Конечно, – согласился Башир, мало веря этому утверждению.
Сиско всегда защищал своих людей, однако он больше не был человеком Сиско. С того момента, когда решил остаться на станции или, может быть, когда придумал идею с джем'хадар, не так уж важно, когда именно.
Кроме того, сейчас речь шла не о мелких нарушениях устава и даже не о скандале со скрытой генетической модификацией. Федерация вот-вот должна была всерьёз сцепиться с Баджором и Кардассией за влияние на червоточину, и уже шли нешуточные дипломатические бои за ценнейшего заложника Доминиона. Одо решительно отказался передать Сиско контейнер с Основательницей, и Винн с Дукатом предсказуемо встали на его сторону. После победы в Альфа-квадранте обстановка не стала проще, и Башир подозревал, что ответственность за это могут свалить на него. В конце концов, он стал единственным представителем Звёздного флота в тылу врага, и обязан был повлиять на ситуацию в интересах Федерации.
В такой ситуации Сиско вряд ли мог сильно ему помочь, даже если бы хотел.
Башир сомневался, что он хотел.
Кажется, Дакс что-то поняла. Она покачала головой и не стала дальше настаивать, что всё сложится хорошо. Башир был уверен, что она попытается надавить на Сиско и, возможно, задействует связи предыдущих жизней, и чувствовал от этого одновременно благодарность и некоторое раздражение. Он не нуждался в защитниках! Он сделал то, что считал нужным, и не собирался отказываться платить за это.
– Давайте поговорим о чём-нибудь не таком мрачном? – спросил О’Брайн, переводя взгляд с одного на другого. – Например, ты можешь рассказать мне, какая сволочь почти свела на нет все мои усилия по приведению этой станции в нормальный вид? Мои усовершенствования репликаторов, боже, что с ними сделали!
– Это Дамар, – с облегчением подхватил предложенную тему Башир.
– Злой наглый кард, – припечатал О’Брайн. – Я так и знал. И уже высказал ему всё, что я о нём думаю. И что, по твоему, он мне ответил?!
Башир ухмыльнулся, позволяя этой болтовне на какое-то время отвлечь большую часть его внимания.
Вторая половина дня прошла совсем не так паршиво, как первая, и даже подниматься в очередной раз к Сиско для разговора с каким-нибудь адмиралом не пришлось. Башир закончил очередной рапорт, в котором нудно и по пунктам доказывал уместность своих действий во время оккупации и вернулся в каюту.
Он с привычным беспокойством подумал, почему задерживается Гарак и не грозит ли это неприятностями с Виюном, тут же вспомнил, что это уже неактуально, и в итоге лёг спать очень раздосадованным. Уснуть это ему не помешало.
Башира разбудил едва заметный шелест, очень тихий и потревоживший его только потому, что он выучился на скрытых визитах Гарака. Башир резко открыл глаза и сел на кровати с яростно заколотившимся сердцем. Его тут же постигло жестокое разочарование: вместо Гарака в комнате находился незнакомый человек в чёрном кожаном плаще.
– Ваши рефлексы действительно хороши, доктор. Добрый вечер, – сказал незнакомец с холодной усмешкой.

@темы: Элим Гарак, Фанфик, Одо, Кира Нерис, Джулиан Башир, Гарак/Башир, Вейюн, PG-13

Комментарии
2015-07-04 в 13:51 

Ух, какая глава!))) Хорошо, что план удался. И при этом всё получилось потрясающе реалистично: полная победа, станция освобождена малой кровью... а сложности после этого только начинаются. Не бывает в жизни розовых хэппи-эндов;)
Очень хочется надеяться, что у героя Кардассии не будет уж очень больших неприятностей)
Возможно, для Баджора ориентация на союз с Кардассией будет не менее эффективна, чем на Федерацию?.. С другой стороны, в одном майор Кира точно права: от кардассианцев можно ждать чего угодно в любой момент)

Ирама Дукат великолепна) "Министр, вы собираетесь лежать на полу весь день?":lol:

Я вот подумала: Кварку теперь наверняка раздолье:laugh: Клиентов прибавилось...

2015-07-04 в 13:57 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Кристиания, спасибо. И да, решение одних проблем как правило приводит к новым проблемам. Печальный закон жизни :laugh:

   

For Cardassia!

главная