Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Автор: Botan-chan
Соавтор идеи: TedTheFat
Фэндом: Star Trek: DS9
Жанр: джен, романс, АУ
Категория: слэш
Пейринги, персонажи: Башир/Гарак, Дукат, Кира (намёк на Дукат/Кира), Дамар, Виюн, остальные
Рейтинг: PG-13(?)
Саммари: при сдаче ДС9 Доминиону Башир и Гарак остаются на станции.

Пролог, глава 1, глава 2, глава 3, глава 4, глава 5, глава 6, глава 7, глава 8, глава 9, глава 10, глава 11, глава 12, глава 13, глава 14, глава 15, глава 16

Глава 17

Кира поняла, что случилось непредвиденное, как только вошла в «Кварк’с» на обед и встретилась взглядом с Ромом. Его испуганный вид и её инстинкт подпольщика мгновенно соединились во вспышку яркой тревоги. Кира проигнорировала приглашающий взмах рукой баджорских СБ-шников и решительно направилась к Рому. То, как он постарался тут же укрыться в служебном помещении, только усилило её подозрения. Вытрясти подробности не составило труда, для ференги Ром поразительно плохо умел врать.
Известие о том, что падд оказался у Башира, Киру почти не встревожило. Она поверила его словам о приемлемости плана, и теперь решила, что причина неожиданных изменений плана – недоверие к семье Кварка. В какой-то мере Кира это даже понимала, хотя ей очень не понравилось самоуправство Башира. Оно могло слишком им помешать и даже кого-то выдать. Кроме того, Кира забеспокоилась, не попадёт ли падд к Гараку, которому она до сих пор не верила.
Первой по-настоящему неприятной неожиданностью для Киры оказалось присутствие в каюте Башира Дуката. На мгновение что-то внутри неё сжалось, как перед смертельной дракой, а в голове промелькнули все способы убить кардассианца, не имея в распоряжении фазера или силы клингона, необходимой, чтобы сломать широкую шею. Мысли Киры были целиком заняты паддом Дамара, поэтому она моментально связала появление Дуката с ним, и лишь выпалив свой вопрос подумала, что это может быть случайным совпадением, раз Башир пытался создать видимость хороших отношений с ним.
– А, майор Кира, вы очень вовремя, – с тенью настороженности протянул Дукат, глядя не на Киру, а на Башира. – Доктор пригласил на обед и вас тоже?
– На обед? – нахмурившись, Кира посмотрела на стол, где валялось несколько паддов и стояло несколько тарелок с разными сэндвичами, как всегда, когда Башир приглашал гостей. Она перевела взгляд на Дуката, прикидывая, что покажется менее подозрительным: сделать вид, что действительно пришла в гости, или вытащить Башира в коридор под каким-нибудь предлогом, или попытаться выставить Дуката, да и Гарака заодно. Последнюю мысль, пусть и очень соблазнительную, пришлось отбросить почти сразу.
– Да. Да! – Башир, наконец, встрепенулся. – Проходите, Кира, садитесь, нам надо... поесть. И обсудить кое-что важное. Нам всем. И, наверное, Одо. Хотя звать его сейчас, наверное, покажется странным.
– Я полагаю, майор всё расскажет Одо позже, – мягко сказал Гарак, обходя диван и с достоинством садясь с краю.
Его неизменная любезность сегодня показалась Кире чуточку напряжённой, что было неудивительно в присутствии Дуката.
– Да, в самом деле, доктор Башир, – Дукат с такой же чуть неестественной небрежностью приблизился к столу и остановился явно в поисках стула. Садиться на диван рядом с Гараком он не собирался. Кира стиснула зубы, гадая, будет ли очень ненатурально, если вот прямо сейчас она вспомнит о каком-нибудь очень важном деле и оставит их сборище. Есть в компании Гарака и Дуката ей не хотелось совершенно. Но её остановило то, что ей требовалось всё же переговорить с Баширом, когда Дукат уйдёт.
– До этого я знакомил вас с кухней Кардассии. Полагаю, вы должны оказать мне ответную любезность и позволить оценить кухню землян, – продолжил Дукат, с сомнением изучая единственный стул, стоявший в углу комнаты.
– Сэндвичи, – кивнул Башир на стол.
Дукат издал неопределённый сдавленный звук и уставился на него с искренним шоком.
– Или вы можете выбрать в репликаторе, что захотите, – добавил Башир с ноткой неуверенности и быстро посмотрел на Гарака.
– Я был лучшего мнения о… вас, – с холодным неодобрением сообщил Дукат, враз охватывая взглядом их обоих.
На лице Башира появилась смесь досады и смущения, Гарак сидел с видом человека, который не имеет никакого отношения к происходящему.
– Я прошу прощения? – с очевидной вопросительной интонацией произнёс Башир.
Кира, несмотря на напряжение, фыркнула от смеха. У помешанных на правилах застольного приличия кардассианцев такое предложение наверняка считалось кощунством. Но даже чуть расслабившись от этого мимолётного веселья, Кира продолжала пытаться понять, что происходит. Всё это слишком мало походило на заранее подготовленный совместный обед. Она бы решила, что здесь готовится заговор, но не могла представить, в чём он может заключаться. Подозревать предательство Кира ещё не была готова.
Башир набычился, ещё секунду сверлил макушку Гарака мрачным взглядом, потом посмотрел на Дуката и выпалил:
– И вообще, мы всё равно собрались не есть, а обсуждать уничтожение джем’хадар! Кира, сядьте, пожалуйста, я сейчас всё объясню.
Дукат изобразил вежливое недоумение. Повисла тишина.
– Вы собрались что? – после паузы переспросила Кира, подходя ближе к Баширу. Гарак тихонько сместился по дивану так, что оказался почти между ними.
Башир агрессивно вздёрнул подбородок и заявил:
– Вы же сами хотели сражаться с Доминионом! Теперь у нас есть прекрасная возможность избавиться от джем’хадар, ну а что при помощи гала Дуката, – он бросил на означенного гала короткий взгляд, – так ради победы вседа приходится чем-то жертвовать. В смысле, Дукат, я не пытаюсь вас оскорбить.
– Ты мне соврал, – медленно произнесла Кира, пока в её голове мучительно складывалась вся картина происходящего. – И решил сотрудничать с этими ради того, чтобы очистить станцию от джем’хадар?
Это казалось ей ужасно глупым и нелепым, и Кира не могла понять, как вообще надо думать, чтобы решить, будто такая мелочь стоит того, чтобы оказаться в милости кардассианцев и тем более Дуката.
– Не станцию, – поправил Башир. – Альфа-квадрант, – он рвано вздохнул. – Простите, я не видел другого выхода.
Кулаки Киры сжались, ей очень захотелось ударить Башира, со всей силы, чтобы брызнула кровь и осколки зубов. Но присутствие Дуката и Гарака заставило её сдержаться, а слова «Альфа-квадрант» зацепились за сознание.
– Что значит «Альфа-квадрант»?
– А вот это, майор Кира, мы сейчас и собираемся выяснить, – вкрадчиво вклинился Дукат. – Возможно, вам лучше сесть, – он поставил рядом с ней единственный имевшийся в комнате стул и тут же отступил. – Доктор, это крайне невежливо с вашей стороны, но если больше ничего нет, то давайте ваши… сэндвичи, – слово прозвучало с непередаваемой гаммой отвращения.
– Вы правда можете заказать что-то в репликаторе, – с чуть виноватой растерянностью начал Башир, но Дукат нетерпеливо махнул рукой.
– Оставьте. Дело не в факте наличия еды. Я думал, вы уже понимаете такие вещи, – в этой фразе прорезалась толика яда.
Башир нервно побарабанил пальцами по спинке дивана, на лице Гарака появилось странное выражение, смесь насмешки, вызова и раздражения.
– Так, – громко сказала Кира, предупреждая его возможную реплику, и села. – Я не желаю выслушивать ваши обмены колкостями. Давайте перейдём к делу. Что вы, во имя Пророков, собираетесь делать?! Устроить геноцид?!
Башир едва заметно дёрнулся.
– Я не думаю, что в Федерации расценят это таким образом, – мягко ответил Гарак. – Джем’хадар – не самостоятельная раса, они – оружие, созданное Доминионом для порабощения гуманоидов. Мы просто хотим лишить их этого оружия. Уверен, капитан Сиско со мной бы согласился, если бы присутствовал на нашей дружеской встрече.
Дукат медленно кивнул на эти слова.
– Кардассианцы! – выплюнула Кира с отвращением.
Башир обошёл диван, одну тарелку с сэндвичами протянул Дукату, другую взял сам и сел на максимально удалённом расстоянии от Гарака, у самого края. Дукат с невозмутимым видом принял свою порцию, отошёл немного и устроился прямо на полу так, что его могли без помех видеть и Кира, и Башир.
– Это вайт, конечно, – начал Башир, беря в руку сэндвич и тут же о нём забывая. – У меня есть один безвредный вариант разбавки и два возможных замедленных яда, формулы которых Виюн не забраковал. Сейчас я проверяю контрольную группу. Большая часть получили безвредный вайт, и четверо – испорченный.
– Вы не боитесь, что смерть четверых солдат заставит Виюна отклонить ваши разработки? – спросил Дукат.
Кира промолчала, она всё ещё пыталась осознать происходящее. Когда Башир упомянул Альфа-квадрант в первый раз, масштаб мероприятия до неё ещё дошёл. Теперь Кира начинала видеть весь размах этого террористического акта, ошеломляюще огромного и в то же время очевидного. Она не понимала, как нужная мысль не пришла ей в голову ещё в тот момент, когда Башир сообщил, что Виюн допустил его до работы с вайтом. Наверное, подумала она, просто следует родиться кардассианцем, чтобы сходу догадываться о подобных вещах. Она почувствовала мгновенный чуточку брезгливый интерес, каким образом Гарак уговорил Башира войти в игру.
– Яд должен проявлять себя постепенно и сработать, когда накопится в организме. Все нужные мне признаки я увижу заранее. Когда это случится, мы просто устраним подопытных, – он посмотрел на Киру и на всякий случай пояснил. – С помощью, например, несчастного случая или теракта.
– У майора несравненный опыт, она легко организует маленькую неприятность, – в голосе Дуката послышалась оценочная задумчивость.
Кира вдохнула, чтобы выпалить «я ещё не согласилась иметь с вами дело!» и ничего не сказала. В её голове металось огромное число мыслей. О том, что всё это довольно мерзко, но всё равно – прекрасная возможность освободиться. И что проклятые кардассианцы наверняка попытаются вывернуть всё так, будто совершили подвиг. И как отреагирует Сиско, когда узнает, а ещё Шакар. И был ли в курсе Одо, и если да, то что он об этом думает. И, главное, что она не может отказаться от настолько серьёзной борьбы ради своего смешного сопротивления или гордости.
Кира зажмурилась и сжала кулаки, чтобы ногти впились в ладони. Боль помогла ей привести мысли в порядок.
– Конечно. Устранить четверых джем’хадар, это несложно, – сказала она и удивилась тому, как обыденно прозвучал её голос.
Башир кивнул и продолжил. Кира постаралась сосредоточиться на его словах и не обращать внимания на взгляд Дуката, который чувствовала на себе, даже смотря в другую сторону.
– Основная проблема в другом. Даже учитывая почти полную идентичность организмов джем’хадар, я не смогу обещать, что все они умрут в одно мгновение. Процесс займёт не меньше суток – в лучшем случае. И именно в этот период Кардассия и Баджор окажутся в серьёзной опасности. В первую очередь Кардассия, конечно, поэтому надо всё хорошо подготовить.
– Для этого тебе понадобится Обсидиановый орден, – хмуро подхватил Гарак, обращаясь к Дукату. – Я могу дать нужные контакты, но договариваться придётся без меня. Боюсь, моя репутация…
– А, Обсидиановый орден не снисходит до обычных портных, – промурлыкал Дукат.
Гарак дёрнул губами, но тут же надел маску вежливого безразличия.
– Работать с пиратом им тоже вряд ли понравится, но мои бывшие коллеги никогда не опускались до такой глупости, чтобы позволять личным симпатиям влиять на свои решения.
Дукат демонстративно фыркнул, но ничего не сказал и жестом попросил Гарака продолжать.
Они завели обсуждение того, что необходимо сделать в первую очередь, и чем дальше, тем больше Кира начинала чувствовать горечь пополам с завистью. Оккупация её родной планеты тянулась больше, чем полвека, и никогда у повстанцев не возникало шанса объединить всех людей, чтобы дать врагам отпор. Гарак же с Дукатом на полном серьёзе рассчитывали, что подготовят всю нацию – или пусть даже только все воинские силы – в едином порыве и по сигналу нанести удар собственным союзникам. Она не до конца понимала их обсуждение, потому что недостаточно знала текущую политическую ситуацию Кардассии, но их намерения были вполне ясны, и они рассчитывали на выигрыш. Кире подобный поворот казался ужасно несправедливым, и она как никогда желала Кардассии с Доминионом просто уничтожить друг друга под корень. Кира только надеялась, что эти мысли не очень явно отражаются у неё на лице.
Время от времени она косилась на Башира. Тот не выглядел ни удивлённым, ни недоверчивым. Он внимательно слушал диалог кардассианцев, время от времени задавая уточняющие вопросы или озвучивая предполагаемую оценку вероятности того или иного развития событий. Кире пришлось укусить себя за щёку, чтобы в какой-то момент не приказать ему заткнуться. Деловитая сосредоточенность Башира раздражала её ещё сильнее, чем Гарак и Дукат. Они оба, в конце концов, принадлежали Кардасси, и от них по мнению Киры не следовало ждать ничего достойного. Башир же был человеком, и лёгкость, с которой он вписался в обсуждение, вызывала у неё отторжение. Не говоря о том, что злая обида от недавнего предательства никуда не делась.
– У нас есть возможность запереть Основательницу, – говорил между тем Гарак. – Необходимо устройство было уничтожено вместе с флотом Тейна, но я уверен, что даже если на Кардассии не осталось его копии, технология создания точно есть. Проблема в том, что мы не знаем точно, где в нужный момент Основательница окажется.
– Вероятность прилёта на ДС… на Терок Нор возросла из-за моей оговорки, – вставил Башир.
Гарак резко повернулся к нему и даже передвинулся ближе.
– Какой оговорки? – быстро спросил он.
Башир остановил кусок сэндвича у самого рта, помедлил и положил обратно на тарелку.
– Ну, кажется, я подал Виюну идею, что меня надо допросить перед доступом к настоящему производству вайта, – неловко сказал он. – В смысле, я был уверен, что он собирается это сделать, и первым завёл разговор – когда.
Гарак тихонько охнул. Дукат поднял брови.
– Иными словами, вы решили, что Виюн позволил вам работу с вайтом в принципе, не считая достаточно надёжным. И дали ему повод действительно в себе усомниться, – протянул Дукат. – Не очень осторожно, доктор.
Башир выпрямился, напрягаясь. Его вид стал одновременно вызывающим и виноватым.
– Я смогу пройти проверку, – сухо сказал он. – Во всяком случае, при использовании стандартных препаратов. Но у Основательницы могут найтись другие методы. Вероятность…
– В любом случае слишком высока, – поморщившись, перебил Дукат. – В таких вещах нельзя перебдеть!
– Никогда нельзя показывать, что ты боишься проверки, – вставила Кира больше из желания добавить шпильку Баширу. – Хотя и слишком невинно выглядеть тоже не стоит. Идеальное алиби вызывает подозрения.
– Уж вы-то знаете, – буркнул Башир. Кира недобро усмехнулась:
– Да. Я знаю.
– Мой дорогой, прошу вас, в дальнейшем сообщайте мне о подобных инцидентах сразу, – мягко попросил Гарак, передвигаясь ещё ближе к Баширу. – Что касается устройства для ограничения Основателей, то мы можем пока оставить его на Кардассии, но подготовить экстренную пересылку на Терок Нор в случае необходимости. У нас с Кварком найдутся знакомые, которых можно попросить о подобной услуге.
Башир покосился на Гарака, взглядом оценил сократившееся расстояние между ними, но никак этого не показал.
– Что ж, если опасность вашего разоблачения возникнет, надеюсь, мы сумеем вовремя её предотвратить, – нейтрально произнёс Дукат.
Кира подумала, что это может означать ещё один несчастный случай, в котором погибнут уже не джем’хадар. В тот момент она не могла сказать однозначно, откажется ли от такого предложения. Глаза Гарака коротко недобро сузились, Башир запнулся и секунду молча смотрел на Дуката, но потом продолжил, как ни в чём не бывало.
– Что ещё нам нужно решить сейчас?
– Учитывая неопределённость сроков действия вашего изобретения, боюсь, на текущем этапе мы не сможем придумать ничего более ясного, – с сожалением ответил тот, не отпуская взгляд Башира. – Но лично я ещё хотел бы узнать, насколько в этом предприятии собирается участвовать Одо. Здесь я его не вижу.
Кира вздрогнула. Нельзя сказать, что она забыла об Одо, но только после слов Дуката поняла, что вопрос о его участии, оказывается, не решён по умолчанию.

***

– Дорогая майор Кира, вы уверены, что Одо стоит доверять в нашем случае?
Дукату это не понравилось. Он знал Одо давно и хорошо, и помнил, что действия того всегда определялись стремлением к порядку и иногда – желанием найти свою расу. И то, и другое должно было привести к тому, что Одо в открытом противостоянии должен поддержать Доминион, а не гуманоидов.
– Конечно, стоит, – отрезала Кира. – Кажется, в моём окружении он – единственный, кому вообще можно доверять, – он бросила ещё один свирепый взгляд в сторону Башира и Гарака.
– Одо давно понял, чем я занимаюсь. Но не возражал, – поддержал Башир.
Дукат заметил промелькнувшее на лице Гарака досадливое выражение, и с неудовольствием понял, что испытывает сходные чувства. По его мнению, никто бы не стал возражать на месте Одо по меньшей мере до тех пор, пока не окажутся предприняты реальные действия, и не появится возможность обличить предателей. Всегда надёжнее втереться в доверие и разобраться с ситуацией, когда уже невозможно сделать вид, что никакого заговора не было. Впрочем, напомнил себе Дукат, Одо никогда не был склонен к подобным играм. Если он хотел кого-то устранить, то делал это сразу, если же только угрожал, как, например, Кварку, значит и не стремился пресекать чужую незаконную деятельность.
Дукат сомневался, и это ему не нравилось. Его понимания не хватало, чтобы спрогнозировать реакцию Одо. Раньше Дукату казалось, что он знает Одо, и за последние годы почти ничего не изменилось. Но тот Одо, с которым он был знаком, не стал бы активно поддерживать подполье и намеренно мешать действиям власти, которую сам же согласился представлять.
При этом было очевидно, что такой союзник как Одо принесёт огромную пользу. Намного легче действовать под прикрытием главы службы безопасности, который, к тому же, имеет огромное влияние на основного руководителя.
– Я поговорю с Одо. Сегодня же. Всё ему объясню, – сказала Кира.
– Возможно, будет лучше…
– Я мог бы…
Башир и Дукат заговорили одновременно, и Кира перебила обоих:
– Без вас. С Одо я поговорю сама.
– Уверен, он прислушается к вам, майор, – одобрительно кивнул Гарак. Дукат едва сдержал пренебрежительную гримасу от такого откровенного заискивания.
Он в любом случае собирался договориться с Одо сам, но готов был уступить Кире право сделать это первой.
– Ладно, можно считать, что пока мы договорились, – неловко сказал Башир. – И время обеда уже почти вышло.
Дукат сдержал насмешливый комментарий о том, как ненавязчиво в Федерации умеют выпроваживать гостей, и поднялся.
– Я очень доволен тем, как удалось укрепить наше взаимопонимание, – сказал он. – Я буду ждать результатов ваших исследований. Если произойдёт что-нибудь, требующее внимания – обязательно об этом сообщу. Майор Кира?
Кира помедлила, он явно хотела остаться и что-то сказать Баширу после ухода Дуката. Но всё же поднялась и молча пошла к двери, едва кивнув на прощание. Дукат вышел следом за ней.
Они молча шагали по коридору к лифту, и напряжение Киры, буквально вибрировавшее в воздухе, Дукат ощущал кожей. Его это занимало. Хотя детали и подробности оставались неизвестны, для Дуката не составило труда примерно воссоздать картину происходящего. Он слишком хорошо знал Киру, и понимал, что организация подполья неизбежна, это только вопрос времени и формы протеста. По поведению за столом Дукат также догадался о сообщничестве Киры и Башира, и о том, что предложенный союз с кардассианцами оказался для неё сюрпризом. Нетрудно было угадать, как разозлена она после подобного поворота событий, и это вызывало у Дуката сложную смесь чувств. Он одновременно беспокоился за Киру, сочувствовал ей, в то же время испытывал определённое злорадство, а ещё удовлетворение от того, что на фоне предательства Башира его собственная готовность протянуть руку и не воспоминать старые разногласия должна была выглядеть очень выигрышно.
В лифте они оказались одни, и стоило дверям закрыться, как Кира ударила по кнопке экстренной остановки и развернулась к Дукату.
– Ты это подстроил?!
Он вскинул руки под взглядом Киры, как под прицелом, словно демонстрируя свою безоружность.
– Нет. К сожалению, майор, у меня нет для вас доказательств, только моё слово, которому вы всё равно не поверите, но нет, – Дукат сделал крошечную паузу, взвешивая свои дальнейшие слова и решил, что капля честности не повредит. – Признаю, я обдумывал планы по использованию талантов доктора Башира, но дальше идей это не зашло. Вчера он сам пришёл ко мне с предложением обсудить вопрос, я согласился, а остальное вы знаете сами.
– О. Ясно. Хорошо, – Кира отвернулась. Теперь она стояла боком к Дукату, напряжённо вытянувшись и сложив руки за спиной. – Хотя, конечно, я тебе не верю.
Это было так по-баджорски противоречиво, что умилило бы Дуката, если бы речь не шла о настолько серьёзных вещах и о будущем его расы.
– И не думай, что раз теперь наши жизни теперь в твоих руках, это даст тебе какую-то власть, – добавила Кира.
Дукат прикрыл глаза. Ему хотелось коснуться Киры, хотя бы просто взять за локоть в знак поддержки, просто показать, что несмотря ни на что, она может рассчитывать на его расположение. Но это было слишком опасно. Дукат не обманывался внешней сдержанностью Киры. Она всё ещё находилась в лёгкой прострации от новых сведений и кардинальной перемены расклада сил. Эмоции Киры на время отключились, но это была лишь иллюзия спокойствия. Дукат не хотел вызвать на себя бурю, неосторожно разрушив это состояние.
Однако он не выдержал и позвал:
– Нерис…
Кира судорожно вздохнула и странно дёрнула головой, словно собиралась повернуться к нему, но в последний момент удержалась.
– Нерис, я не собираюсь угрожать никому из вас. И я сделаю всё, чтобы обречь наши планы на успех, – со всей доступной убедительностью заверил Дукат. Он понимал, что его искренности всё равно не поверят, но не мог перестать пытаться достучаться до Киры.
Она опять вздохнула и всё же посмотрела на него. Некоторое время Кира разглядывала Дуката, потом сказала:
– Если это окажется правдой, то когда всё закончится, я признаю, что, может, я не во всём права насчёт тебя. Могу даже извиниться.
Потом она снова ударила по кнопке остановки. Лифт чуть дрогнул и поехал.
– Это был самый отвратительный обед за последние… я не помню, за сколько последних лет, – пробормотала Кира себе под нос.
Дукат полностью поддерживал её в этой оценке. Более ужасного обеда он не помнил за всю свою жизнь и до сих пор чувствовал обиду за подчёркнутое пренебрежение, особенно после того, как сам демонстрировал Баширу исключительно приязнь. Даже несмотря на очевидность того, что эти знаки неуважения принадлежат Гараку. Дукат считал, что Башир, если бы захотел, мог бы заранее понять, какое впечатление произведёт.
Но эта оценка, хотя и негативная, очевидно находилась совсем в иной плоскости, чем недовольство Киры, поэтому Дукат оставил её при себе.
Кира вышла из лифта на Променаде, не оглянувшись на Дуката и не сказав ему ни слова. Она направилась в сторону кабинета Одо, намереваясь поговорить как можно скорее. Дукат проводил её взглядом. Он всё ещё чувствовал неуверенность по поводу позиции Одо, но признавал огромную полезность такого союзника. Будь его воля, Дукат бы договаривался с Одо сам, чтобы быть уверенным в том, что удалось перетянуть его на свою сторону.
Но это могло вызвать подозрения, так что ему пришлось оставить эту миссию Кире. Необходимость положиться на её дипломатические таланты беспокоила Дуката, и он приказал себе переключиться на что-нибудь другое. Его мысль пошла в сторону других возможных союзов. Теперь, когда перспектива отбросить Доминион всё больше приближалась к реальности, Дукат задумался, что же делать после. Он не сомневался, что как бы хорошо всё ни прошло, потери Кардассии окажутся велики. Позволить, чтобы его родина снова оказалась беспомощна перед превосходящими силами Федерации и клингонов, Дукат не мог. Кардассии требовались союзники, на которых можно положиться, и очевидным кандидатом для этого был Баджор. Они вместе переживали оккупацию, они наконец-то налаживали связи и совместную работу. Дукат не собирался позволить разрушить всё это после победы над Доминионом. В его разуме начал складываться ещё один план. Нарисовавшаяся перспектива заставила Дуката одновременно замереть от восторга и впасть в отчаяние. Он видел возможность прекрасного совместного будущего Баджора и Кардассии, но на пути к нему находилось слишком много препятствий, и Доминион был малейшей из них. Договориться с Шакаром и, с отвращением понял Дукат, с Кай Винн, при этом не привлекая Киру и остальных, было нелёгкой задачей. Но он опять не имел права не справиться.

***

Реджин забежала в лазарет, чтобы попрощаться перед поездкой на Баджор. Гатэр косился на неё, в окружении других медсестёр и Башира, и чувствовал, как волнение обтекает жаром его гребни, несмотря на то, что всё это не имело к нему никакого отношения.
– Прекрати на них пялиться, – вполголоса процедила Бран, которая осматривала повреждённое плечо одного из техников.
Обычно подобной работой занимался Гатэр, но сегодня Бран решительно отодвинула его в сторону. Он подозревал, что это тоже связано с отъездом Реджин, но свои догадки, разумеется, держал при себе.
Реджин уезжала, чтобы получить квалификацию врача. Глядя на неё, Гатэр невольно вспоминал институт. Он боялся экзаменов с детства, хотя за всю жизнь провалил только один из них, поплатившись за это учёбой в институте. При мысли о том, что ему, как Реджин, пришлось бы встать перед комиссией суровых докторов наук и доказывать им свои притязания на более высокий статус, Гатэр обмирал. Однако сколько ни пытался, он не мог различить в Реджин особенного страха. Гатэр видел признаки возбуждения и предвкушения, а не боязни, и это потрясло его.
Реджин немного повернула голову, и они встретились взглядами. Гатэр отвёл глаза, не желая, чтобы его заподозрили недружелюбной слежке. В глубине души ему смутно хотелось тоже попрощаться и выразить своё доверие к способности коллеги пройти предстоящее испытание, но у него язык бы не повернулся, особенно на глазах Бран. Кроме того Гатэр полагал, что это покажется неуместным. Баджорцы и кардассианцы в лазарете смогли притереться друг к другу, и в последнее время даже было несколько случаев работы с «чужими» пациентами, но они всё равно продожали считать друг друга неприятелями. Гатэр невольно уставился на техника и сделал вид, что наблюдает за действиями Бран, словно мог чему-то научиться, хотя процедура была совершенно стандартной и скучной.
Он почувствовал за спиной лёгкое движение.
– А вы не пожелаете мне удачи на дорогу? – спросила Реджин.
Гатэр повернулся к ней, гадая, что должен сделать. В сплочённых коллективах на Кардассии существовала традиция перед проводами в командировки собирать отъезжающим небольшой обед в дорогу. Но подобные вещи всегда шли от имени коллектива, личные же проводы означали и личные отношения. Гатэр относился к Реджин с определённой симпатией, но не считал, что их связывает что-то большее, чем работа на одной территории. Кроме того, он просто не представлял, как выразить уважение по-баджорски.
– «Удачи»! – фыркнула Бран. – Не существует никакой «удачи»! – Она развернулась, оставляя плечо техника в покое и жестом давая тому понять, что можно идти. – Вы сдадите этот ваш глупый экзамен, потому что обладаете достаточным профессионализмом… ну или потому что ваша система слишком дурна и пускает к выскоквалифицированной работе дилетантов. Но в любом случае «удача» будет ни при чём!
Реджин прищурилась.
– Спасибо, доктор Бран, ваше напутствие меня очень вдохновило!
В ответ та только скривилась. Гатэр в который тихо огорчился от их демонстративного нежелания соблюдать хотя бы видимость вежливости и дипломатично сказал:
– Я уверен, вам удастся получить новое звание и вернуться на Терок Нор. Надеюсь, вы доберётесь до планеты без происшествий.
Реджин улыбнулась.
– Да что со мной может случиться по дороге? Разве что я пострадаю от скуки.
Гатэр мог бы сходу перечислить десяток возможных проблем, в том числе парочку смертельных, но решил не заострять на этом внимания, поскольку не видел смысла. Если Реджин начнёт беспокоиться по поводу несчастных случаев в космосе, безопаснее её дорога не станет, только нарушится психологическая подготовка к грядущему испытанию.
– Для развлечения можете почитать новости, – фыркнула Бран. – Они как раз в вашем вкусе.
Реджин издала неопределённый возмущённый звук.
– «В моём вкусе», эта отвратительная пропоганда Доминиона?!
Гатэру стало неловко. В последнее время статьи о перспективах дальнейшего сотрудничества с Доминионом приобрели необычайно саркастический тон, на грани допустимого. Он подспудно ждал, что вот-вот появятся новости об аресте редакторов или журналистов по обвинению в преступлениях против государства. Но власти никак не реагировали, и порой это беспокоило Гатера сильнее, чем крамольные выступеления.
Баджорцы ничего не понимали и искренне возмущались «хвалебным» отзывам в прессе. Иногда Гатэру хотелось объяснить им истинное значение статей, однако каждый раз решал, что это излишне. При их несдержанности ненужная осведомлённость могла привести только к неприятностям.
Бран застонала напоказ.
– Интересно, насколько незатейливо нужно выражаться, чтобы даже до ваших баджорских голов дошло… – начала она, но тут её перебили:
– Сестра Реджин, вижу, вы отправляетесь, – мягко вклинилась Немад, которая, Гатэр был совершенно в этом уверен, ещё совсем недавно находилась в своём кабинете за научной работой. – Желаю вам справиться с предстоящим экзаменом. Я надеюсь, когда вы вернётесь, мы сможем его обсудить? Если вы не возражаете, конечно.
Бран фыркнула, но продолжать обсуждение прессы и правил её прочтения не стала. Гатэр с облегчением выдохнул.
– Разумеется, доктор Немад, – суховато сказала Реджин. – Простите, мне пора. Корабль скоро отправляется. До свидания.
Она кивнула всем на прощание и покинула лазарет.
– А мне казалось, вы не одобряете повышение квалификации, – заметил Башир. Он подошёл ближе, когда зашёл спор о прессе, но не стал вмешиваться.
– Просто хочу ознакомиться с явлением подробнее. Всегда любопытно столкнуться с чем-то новым, не правда ли? – мягко улыбнулась Немад.
Гатэр постарался незаметно отодвинуться от них. Он уже привык к мысли, что ему не нужно бояться, но стремление держаться от Башира подальше успело войти у него в привычку.
– Кстати, вы сегодня один? – со светской любезностью продолжила Немад. – Я не видела мистера Гарака. Он опять пишет… книгу, я так понимаю?
Башир сделал маленький шаг назад.
– Мемуары, – ровно сказал он. – О жизни на станции при Федерации.
Немад оживлённо закивала.
– Очень интересно! Мы мало знаем о том, как живут люди в Федерации. Очень рассчитываю, что он не бросит работу, и мы сможем ознакомиться с результатами.
– Автор-мужчина? Наверняка мы узнаем всё о любовных интрижках офицеров Звёздного флота за последние пять лет, – ехидно заметила Бран. – Это будет очень интересно.
Башир ещё немного попятился.
– Я обязательно передам Гараку, что вы ждёте его книгу, – скороговоркой сказал он. – А теперь извините, но я должен продолжить работу.
– Доброго вам дня, – попрощалась с ним Немад. Она ещё некоторое время смотрела Баширу вслед после того, как он ушёл, потом повернулась к Бран и Гатэру и задумчиво сказала. – Пожалуй, нам нужно подготовиться.
Те переглянулись.
– На сегодня не планируется операций, – с лёгкой настороженностью напомнила Бран.
– К счастью, нет, – подтвердила Немад. – Однако всегда возможны неожиданности, особенно во время войны. Поэтому я уверена, что нам надо приготовиться, на всякий случай.
Гатэр смотрел на неё, потом перевёл взгляд на свой падд с утренними новостями, потом на дверь лаборатории Башира, вспомнил разные практически не связанные между собой мелочи, и в этот момент ему стало очень страшно.

@темы: PG-13, Вейюн, Гарак/Башир, Джулиан Башир, Кира Нерис, Одо, Скрейн Дукат, Фанфик, Элим Гарак