Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:39 

Фанфик| Гарак/Башир

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Автор: Botan-chan
Соавтор идеи: TedTheFat
Фэндом: Star Trek: DS9
Жанр: джен, романс, АУ
Категория: слэш
Пейринги, персонажи: Башир/Гарак, Дукат, Кира (намёк на Дукат/Кира), Дамар, Виюн, остальные
Рейтинг: PG-13(?)
Саммари: при сдаче ДС9 Доминиону Башир и Гарак остаются на станции.

Пролог, глава 1, глава 2, глава 3, глава 4, глава 5, глава 6, глава 7, глава 8, глава 9, глава 10, глава 11, глава 12, глава 13, глава 14, глава 15

Глава 16

Войдя в каюту Рома и Литы, Башир первым делом увидел постанывавшего на диване Кварка. Это так поразило его, что он остановился и уставился на нежданного пациента, вычисляя, что теперь делать. Он не взял не то что аптечку, даже просто гипоспрей и трикодер.
– Так ему всё-таки плохо? – возмущённо спросил Башир, быстро опускаясь рядом с диваном на колени и касаясь мочки уха кварка.
Пульс был выше нормы, но не настолько, чтобы это внушило опасения.
– Эээ, н-нет. Нет. Б-брат в п-порядке, – выдавил Ром.
Башир резко повернул к нему голову, и лишь тогда заметил Киру с Одо, явно позабавленных ситуацией. Он с облегчением подумал, что дело всё же в Сопротивлении, а не каких-нибудь подпольных наркотиках, после которых нужно чистить кровь, но ни в коем случае не в лазарете.
– Он, он п-просто выпил, – виновато добавил Ром.
Кира ухмыльнулась и поправила:
– Нажрался вдребезги.
Кварк со стоном приподнял голову.
– Ты т’же дум’шь, мне всё эт’ нр’вится, да-а-а? А мн’ не нр’вится! – и снова упал на подушку.
– Это он про Доминион, – пояснила Лита. – Постоянно ноет, что прибыль упала, и жалобы Дамара об одном и том же выслушивать приходится. Все уши прожужжал. Как будто мне с кардассианцами разговаривать не нужно! Хотя я ему сочувствую. Дамар, наверное, очень нудно жалуется. Он же весь такой… нудный, – она наморщила нос.
Башир невпопад вспомнил, что примерно также Лита говорила когда-то о ведеке Часси. Тот время от времени отлавливал дабо-девушек и пытался внушить им, что работать на ференги, некогда сотрудничавшим с Кардассией, недостойно. Дамар явно не занимался ничем подобным, но Баширу едва удалось сдержать смех, живо представив его в мантии Часси и с такой же недовольной физиономией.
– Итак, что у нас случилось? – спросил Башир, поднимаясь и отряхивая брюки от несуществующей пыли.
Глумливая ухмылка Киры моментально сменилась вдохновенным взглядом.
– Благодаря Кварку у нас появился отличный шанс!
Башир обменялся с Одо скептическими взглядами. В плане ведения дел семейство Кварка не вызывало у него особенного доверия. Ром и Лита всегда отличались недальновидностью и могли испортить всё по глупости, а не из злого умысла. Сам же Кварк с точки зрения Башира за хорошую цену продал бы собственные уши – и, к слову, наверняка бы продешевил.
– Это потерял Дамар, – продолжила Кира, взмахивая паддом.
Одо громко хмыкнул и сложил руки на груди.
– Не совсем потерял, – поправилась Кира. – Это неважно. Главное, тут есть доклад Дамара с предложением Дукату уничтожить джем’хадар!
– Отлично! – Башир не смог сдержать широкой улыбки от этого совпадения, и от того, что у него появился великолепный повод поговорить с Дукатом, как выразился бы Гарак, «потоньше». Теперь его предложение из дерзкой и рискованной инициативы превращалось в поддержку чужой идеи, принадлежавшей, к тому же, первому помощнику самого Дуката.
– Да. Мы подбросим этот падд джем’хадар, чтобы стравить их с кардассианцами, – закончила Кира.
– Что?!
– Это же хорошо, да? – с энтузиазмом спросила Лита. – Если они подерутся, то им точно станет не до баджорцев!
Ром закрыл и открыл рот. Башир уставился на Одо, словно хотел получить подтверждение, что он правильно услышал и Кира сказала то, что сказала.
– Это плохая идея, – безапелляционно постановил Одо, но в его ответном взгляде Башир увидел отражение собственной растерянности.
Кира прищурилась, её ноздри затрепетали от негодования.
– А я думаю, это отличная идея! – отрезала она, швырнув падд на стол. – Наконец-то у нас появилась возможность не сидеть сложа руки, а начать действовать.
Одо раздражённо хмыкнул и посмотрел на Башира, явно рассчитывая на поддержку. Но Башир промолчал, пытаясь понять, получится ли переубедить Киру, и стоит ли посвящать её в наметившийся план отравления джем’хадар. Несмотря на то, что он не отличался умением глубоко чувствовать людей, в данном случае Башир быстро пришёл к выводу, что раскрывать Кире все карты рано. По своей воле она бы не приняла необходимость обращаться за помощью к Дукату.
– Кира, ты только всё усложнишь, – сказал Одо, не дождавшись помощи. – И разрушишь то, что удалось построить Шакару. Вряд ли он скажет спасибо.
В ответ Кира только фыркнула.
– Наоборот, – заявила она. – Если кардассианцы начнут враждовать с джем’хадар, им волей-неволей придётся считаться с Баджором, как с единственным возможным союзником. И они больше не смогут так нагло навязывать нам свои условия.
– Думаю, министр Шакар с этим не согласится, – пробормотал Башир.
Кира бросила на него гневный взгляд. Одо подался вперёд и с нажимом повторил.
– Это плохая идея, и мы не станем её использовать. Если у тебя больше нет срочных дел для… – он окинул всех взглядом, словно пересчитывая по головам, – сегодняшнего собрания, то я пойду. Мне надо обойти Променад.
Кира шумно втянула воздух носом и промолчала. Одо наклонил голову в коротком жесте прощания и быстро вышел, сложив руки за спиной. Когда дверь за ним закрылась, Кира резко выдохнула и с силой ударила кулаком по низкому столику. Стоявшая на нём ваза с цветами подпрыгнула и упала на бок.
– Майор, пожалуйста, осторожнее, это подарок моей тётушки! – воскликнула Лита, подхватывая покатившуюся вазу.
– Извини, – процедила сквозь зубы Кира, потом тоже осмотрела всех. Особо долго её взгляд задержался на Башире. Тот попытался выдавить в ответ улыбку, но получилось плохо. – Итак, давайте всё же решим по поводу падда.
– Н-но Одо сказал… – начал Ром, но замолчал и неуверенно огляделся, ища поддержки.
– Одо волнует только его драгоценный порядок. На который мне сейчас плевать! – рыкнула Кира, потом зажмурилась ненадолго, беря себя в руки, и снова открыла глаза. – Мы собрали Сопротивление не для того, чтобы рассказывать друг другу, как страдаем от угнетения, – теперь её голос звучал почти ровно, лишь чуть-чуть подрагивая. – Я согласна, что начинать террор слишком опасно для Баджора. Но теперь у нас есть возможность нанести удар и остаться в стороне. И я не упущу этот шанс! Если, конечно, никто не станет мне мешать.
Её взгляд снова нацелился на Башира, который под ним невольно усомнился, не выхватит ли Кира фазер и не выстрелит ли на поражение, если попробовать её остановить.
– Я считаю, майор права. Сколько можно сидеть, сложа руки? – Лита поставила вазу на стол и присела рядом с мужем. – Конечно, это опасно, кардассианцы подозревают баджорцев в любых своих неприятностях. Но иногда надо рисковать! Если бы мы не устроили забастовку, то не добились бы у Кварка повышения зарплаты. И теперь мы тоже должны действовать, чтобы освободиться!
– Т-ты права, н-надо что-то д-делать, – послушно пробормотал Ром и покосился на Башира. Судя по всему, идея ему не нравилась. Это не было удивительно: хотя Ром не отличался пронырливостью Кварка, но чтобы предсказать грядущие убытки сейчас, особых способностей не требовалось.
Башир едва заметно качнул головой в ответ на взгляд Рома. Отбирать падд у Киры силой стало бы плохой затеей, переубеждать её в таком настроении – тоже. Поэтому он, быстро перебрав все доступные варианты, дипломатично сказал:
– Я одобряю твоё предложение.
«Простите, Кира» – добавил он про себя с сожалением, но безо всякого стыда, потому что действительно не видел иного выхода.
– Но так дела не ведутся! – вскликнул Ром, вскакивая. – Мы обманываем партнёра, который может нам навредить! Мы Одо обманываем, а он всегда, всегда докапывается до правды! И вообще всё это опасно! – его взгляд замер на Лите.
Кира поджала губы.
– Мы не бизнесом ференги занимаемся, а борьбой за свободу! Но если ты боишься…
– Ром не боится, он очень храбрый! – воинственно перебила Лита, затем повернулась к мужу. – Не волнуйся за меня. И за Кварка тоже. Даже если кардассианцы заподозрят подлог, про нас никто не подумает. Дамару же нравится Кварк, а мы семья.
Ром открыл рот и опять невольно глянул на Башира, словно надеясь на помощь. «Молчи» – одними губами сказал Башир и сильно пожалел, что не знает языка ференги и не умеет подобно Гараку понятно намекнуть на что угодно только лишь выражением лица. На всякий случай Башир ещё и подмигнул. Ром замер, его вид стал совершенно растерянным: смысл гримас Башира остался для него плохо понятен. Однако он неохотно пробормотал.
– Н-ну хорошо.
Кира тут же расслабилась.
– Вот поэтому я всегда уважала тебя больше Кварка. Не беспокойся, я уверена, что у нас всё получится. Во всяком случае, раз Джулиан не возражает, значит, шансы велики.
– Достаточны, – невозмутимо подтвердил Башир, гадая, одобрил бы его Гарак, или же раскритиковал за плохую ложь. Во взгляде Рома после его ответа ясно отразилось сомнение, но Кира только кивнула с довольным видом. Она прошла туда-сюда по комнате, размышляя над дальнейшими действиями. Башир терпеливо ждал, не рискуя предлагать собственные варианты.
Наконец Кира остановилась и повернулась к ним.
– Я предлагаю Рому подбросить падд джем’хадар в баре. Тогда, во-первых, никто не заподозрит подлог, всё будет выглядеть, как будто Дамар просто потерял его. А во-вторых, это проще всего, Ром всё равно там постоянно торчит.
– В м’ём баре! – вдруг выкрикнул Кварк, садясь прямо. – Они д’стали с’деть в моём баре и ни… нич’го не пить! Жмоты! – и он снова рухнул на подушки.
Башир едва заметно кивнул Рому. Тот вздохнул и согласился с Кирой:
– Я в-всё сделаю. М-меня никто н-не заметит.
Лита просияла.
– Ты у меня герой!
– Вот и решили, – с удовлетворением утвердила Кира и положила падд рядом с вазой. – Когда всё произойдёт, расскажем Одо и Джейку.
– Кстати, где Джейк? – спросил Башир. – Почему его нет?
Кира пожала плечами.
– Он пишет очередную статью. Я не хотела мешать.
Башир спросил себя, означало ли это, что она всё же видела шаткость своих планов и не хотела втягивать в авантюру сына Сиско, или же просто настолько не воспринимала Джейка всерьёз.
– Ладно, нам пора, – сказала Кира и направилась к двери. У самого выхода она остановилась, вопросительно посмотрев на Башира.
– Пожалуй, я задержусь. Мне не нравится состояние Кварка, хочу его осмотреть. Всегда есть риск алкогольного отравления, – и, увидев, что Кира начинает хмуриться, быстро добавил. – А ещё я никогда не видел по-настоящему пьяного ференги. Я думал, у них иммунитет.
Кира ухмыльнулась.
– Просто ты никогда не бывал в «Кварк’с» с Джадзией.
Башир дождался, пока за ней закроется дверь, только тогда с облегчением выдохнул и снова присел рядом с Кварком. Невольно пожалев об оставленном трикодере, он на всякий случай расстегнул Кварку ворот для лучшего доступа воздуха и осмотрел уши, которые у ференги служили лучшим индикатором физического состояния. Башир не беспокоился, что Кварк и в самом деле ухитрился отравиться спиртом, это было почти невероятно, но профессиональные привычки давали о себе знать.
– Что-нибудь нужно? – с тревогой спросила Лита. – Ему в самом деле стало плохо?
– Он будет в порядке.
Башир поднялся. Ром и Лита смотрели на него с одинаковым вниманием.
– Ээээ… – Башир замялся, стараясь придумать достоверный предлог, чтобы задержаться ещё немного и, главное, заставить их отвернуться.
– Л-лита, п-послушай, – ещё более неровным голосом, чем обычно позвал Ром.
– Да, дорогой, – та моментально обернулась к нему.
– Я-я-я х-хотел…
Ром указал взглядом на стол поверх её плеча. Башир быстро подхватил падд Дамара и отступил к двери, пряча его за спину.
– Я-я-я п-просто х-хотел сказать, к-какая т-ты красивая, – выдохнул Ром, и его уши потемнели от прилива крови.
– О, дорогой, ты такой романтик! – ахнула Лита.
– Я пойду. Не стану вам мешать, – с преувеличенной бодростью сказал Башир и ретировался.
Отойдя от каюты Кварка на пару коридоров, он громко выдохнул и посмотрел на зажатый в руке падд. При всей своей наивности, Лита могла заметить пропажу, догадаться о его вмешательстве и прийти выяснять отношения или, хуже того, обратиться за советом к Кире. Башир сомневался, что Ром сможет это предотвратить. Даже ему самому не всегда удавалось отговорить Литу делать то, что она считала нужным. Поэтому не стоило тянуть до утра, несмотря на позднее время.
– Ладно, значит «потоньше», – пробормотал Башир себе под нос и решительно направился к каюте Дуката.

***

Когда Дукат попросил Зиял намекнуть Баширу на необходимость важного конфиденциального разговора, он никак не ожидал, что его приглашение окажется принято таким образом. Хотя позже он думал, что с его стороны было немного опрометчиво не предвидеть развитие событий.
Входной сигнал разбудил Дуката посреди смутно неприятного сна, в котором он пытался спасти от потопа баджорские древние свитки. Он убирал их с затопленного пола, на стулья, на стол, на полки, но свитки упрямо падали обратно в воду, чтобы размокнуть и погибнуть. Дуката ужасно раздражала такая самостоятельность пергамента, но он продолжал упрямо вытаскивать его, сушить и складывать повыше. Потом один из свитков, испещрённый огненными буквами, противно заверещал, и Дукат вынырнул в реальность. Входной сигнал звенел с наглой требовательностью.
С неудовольствием подумав, что этот проклятый писк наверняка разбудил Зиял, Дукат встал, накинул халат и быстро прошёл к двери. Он успел в красках представить, как обрушит свой гнев на голову любого, кто стоит за порогом, включая Виюна и Одо. Это были сладкие мечты, пусть даже Дукат прекрасно знал, что никогда не воплотит их в реальность, не с Одо или Виюном точно.
Распахнув дверь, он растерялся, но почти тут же осознал, что даже не удивлён.
– Не становится ли это традицией, доктор? – насмешливо спросил Дукат, отступая, чтобы пропустить незваного гостя.
На всякий случай он окинул коридор взглядом перед тем, как закрыть дверь, но и на этот раз Гарака не было. Или, во всяком случае, не было заметно.
– Простите, но дело слишком важное, – скороговоркой ответил Башир безо всякого раскаяния.
Впрочем, скорее Дуката бы поразило, если бы его гость вдруг засмущался. Он покосился на дверь в комнату Зиял, ничуть не сомневаясь, что та проснулась от шума. Зиял всегда спала чутко, как почти любой кардассианец, и при этом её слух был острым, как у баджорцев. Дукат ещё не знал точно, зачем пришёл Башир, однако сам факт полуночного визита говорил о какой-то проблеме. Втягивать Зиял в сомнительные авантюры Дукату не хотелось, а её типично баджорская склонность не проходить мимо волнующих событий только усиливали его беспокойство.
Однако Дукат понимал, что не сможет перенести разговор с Баширом в другое место, и уж тем более не может пригласить его в спальню, даже ради попытки отгородиться от Зиял двумя стенами. Дукат мысленно вздохнул, изобразил приветливую улыбку и сел в кресло, жестом разрешая Баширу присоединиться. Тот, впрочем, проигнорировал приглашение. Стоял, в упор рассматривая Дуката и похлопывая ребром падда по раскрытой ладони.
Несмотря на понятное желание поторопить гостя с объяснением причин своего визита, Дукат выдержал положенную вежливую паузу, потом спросил:
– Доктор, собираетесь ли вы по всем правилам завести светскую беседу, или мы перейдём к делу?
Башир фыркнул в ответ, но его плечи слегка расслабились, и он остановил ритмичные постукивания.
– Не буду позориться, пытаясь придумать по-кардассиански тонкую формулировку, поэтому просто прочитайте, – и протянул Дукату падд.
Тот поколебался мгновение, вдруг охваченный подозрениями. Слишком часто случалось так, что переданные мнимым союзником сведения оборачивались против доверчивого простака. Дукат не считал себя глупцом и не видел причин угодить в подобную ловушку – здесь, сейчас, именно с этим человеком – но привычные опасения всё равно поднялись в нём, заставляя колебаться и пересматривать свою позицию.
Однако его неуверенность длилась совсем недолго, сомневаться в собственных силах и прогнозах слишком сильно Дукат не умел. Он взял падд и позволил удивлению отразиться на лице, когда понял, что держит личный инструмент Дамара. Дукат коротко посмотрел на Башира. Тот стоял вытянувшись и ждал. Дукат снова опустил взгляд и открыл предложенный документ.
По мере чтения в нём поднимались удовлетворение и страх. Дамар хоть в какой-то мере научился прогнозировать ситуацию, а также смог правильно оформить свою позицию, не опускаясь до вопросов в лоб. Башир принёс падд, и это скорее всего было по федеральному незамутнённым предложением сотрудничества. Но мысль, как к Баширу вообще попал личный падд Дамара, и кто ещё видел этот доклад, заставила гребни Дуката приподняться в позиции агрессивной защиты.
– Гарак украл? – спросил он.
– Нет, падд нашли в «Кварк’с», – мгновенно ответил Башир, помялся и добавил. – Не я. Мне передали. Ну, я сам взял, на самом деле, это хотели использовать, чтобы… – он остановился и оценивающе оглядел Дуката, прикидывая, стоит ли разглашать подробности.
Дукат очень медленно опустил падд на стол и слегка оттолкнул его самыми кончиками пальцев, с осторожностью отвращения, словно он был покрыт слоем ядовитой слизи. Больше всего в тот момент Дуката волновало, кто мог видеть доклад, и сколько копий сделать. Поскольку речь шла о баре, становилось ясно, что в деле замешан Кварк. Вести с ним дела Дукату обычно нравилось, но он никогда не позволил бы ни одному ференги узнать что-то настолько важное. Кварк мог продать что угодно кому угодно, если только считал это безопасным для себя. Дукат подумал, что его следует устранить, но почти сразу отложил эту идею, потому что только глупец не устроил бы всё так, чтобы компромат выплыл наружу в случае смерти владельца. Глупцом Кварк не был.
– Вам не стоит опасаться, что это выплывет наружу, – с отчётливо успокаивающей интонацией сказал Башир.
Дукат ожёг его бешеным взглядом и процедил сквозь зубы:
– Я бы решил, что вы издеваетесь, если бы не был так хорошо знаком с наивностью федералов.
Он до боли стиснул кулаки, заставляя себя успокоиться и не думать о том, как со всей силы бьёт Дамара лицом о стол или стреляет в Кварка из фазера на полной мощности.
– Нет, правда, вам нечего опасаться, – повторил Башир после некоторого молчания, дождавшись, когда кровь немного отольёт от гребней Дуката. – К Виюну жаловаться на ваше предательство эти люди не побегут. Без падда, во всяком случае.
– А с паддом побежали бы? – мгновенно вцепился в оговорку Дукат. – Именно это они собирались сделать? Но достаточно даже копии файла.
Башир немного помялся.
– Вообще-то, вас лично подставлять не собирались, – признался он, – Падд хотели подбросить джем’хадар, чтобы стравить с кардассианцами и таким образом ослабить Доминион.
Дукат только закатил глаза на фразу «не хотели подставить». По его мнению, большего повода Виюну бы не понадобилось.
– Но я подумал, что раз уж вы… в смысле, ваш помощник решил их отравить, а у меня есть яд, то намного проще ослабить Доминион, реализовав эту идею, – закончил Башир.
– Есть? – переспросил Дукат. – Не требует разработки?
Башир пожал плечами, вдруг огляделся и наконец сел, тщательно поддёрнув брюки на коленях. Резко провёл по ним, разглаживая несуществующие складки, и опять посмотрел на Дуката.
– У меня было несколько месяцев для работы, поэтому да, именно «есть». Завтра контрольная группа джем’хадар получит первую порцию. Недели за две я смогу окончательно установить срок выведения армии из строя. Дальше останется только дождаться, когда вайт сделает свою работу, и подготовиться к этому, – Башир замолчал, глядя откровенно выжидательно.
Дукат рассматривал его в ответ с неприкрытым любопытством. Он не сомневался, что Башир давно дошёл до озвученной идеи, но был уверен, что потратит немало усилий на уговоры воспользоваться шансом. Помня о совместной работе с Сиско, Дукат заготовил множество очень убедительных доводов, в первую очередь касательно пренебрежения слишком жёсткими рамками морали мирного времени. Он не ожидал, что его поставят перед фактом запуска биологического оружия, да ещё с такой небрежной простотой.
– Это была идея Гарака? – наконец спросил Дукат.
Предположение ему не понравилось. Он сомневался, что Гарак согласился бы с ним сотрудничать. Скорее попытался бы превратить в возможного виноватого на случай неудачи заговора.
Башир демонстративно застонал.
– Да что вы привязались к Гараку?! Он что, единственный, кто может додуматься до такой, прямо скажем, элементарной вещи?! Если вы не забыли, Дукат, это у меня повышенный IQ! И я в состоянии оценить перспективы! Я вообще с самого начала планировал что-то в таком духе! – он запнулся и добавил тише. – Ну, вообще, я планировал освободить джем’хадар от зависимости, но раз уж это оказалось невозможно…
– Я с самого начала знал, что вам нельзя доверять, – с чувством заверил Дукат.
Он снова стал изучать Башира, признавшись себе, что застигнут врасплох. Лёгкость совместных обедов и принципиальная откровенность ввели его в заблуждение. Дукат с неудовольствием понял, что позволил себе поддаться стереотипам о неспособности землян к сложным интригам, а потому упустил слишком много.
Конечно, Башир не умел скрываться за плотной завесой двусмысленностей и полуправд, как делали кардассианцы. Зато он отлично смог замаскироваться с помощью своей прямоты. Это вызвало в Дукате прилив уважения, но одновременно и опаски, заставив разом вспомнить все пропагандистские вымыслы о по-варварски разрушительной природе землян. У него мелькнула мысль, что часть из них могла оказаться всего лишь чуть приукрашенной правдой.
С баджорцами в этом плане всё-таки проще, решил Дукат. Они, по крайней мере, никогда не пытались казаться мирными и безобидными, а сразу откровенно заявляли о своих намерениях.
– В общем, если вы не против, приходите завтра в лабораторию где-нибудь к обеду, – снова заговорил Башир. – Я разберусь с джем’хадар, и мы сможем обсудить детали плана.
– В лабораторию? – переспросил Дукат с сарказмом. – В которую в любой момент могут явиться Виюн, Одо, джем’хадар, доктор Немад и кто угодно ещё? Я готов заподозрить, что вы собираетесь меня подставить или покончить жизнь самоубийством замысловатым способом.
Башир смутился.
– Если у вас есть другие варианты…
– Я приду на обед в вашу каюту, – снисходительно сообщил Дукат, несколько секунд полюбовавшись его растерянностью. – В конце концов, я обязан нанести ответный визит после того, как вы несколько раз бывали у меня. Кстати, вы упомянули, что какой-то план у вас уже есть?
Башир тут же приободрился и усмехнулся краем рта.
– Не совсем у меня. На этот раз, – он выделил эти слова голосом, – постарался действительно Гарак. И вы бы знали, как я его убеждал, что без вас не обойтись! – Башир выдал мученическую гримасу.
Дукат позволил себе лёгкую усмешку. Сейчас он не сомневался в искренности Башира. Кто бы не поверил, что Гарак сопротивлялся перспективе просить о помощи своего «заклятого друга»! Однако теперь Дуката не оставляла уверенность, что за честностью Башира стоит точное понимание, какой эффект окажут его слова на собеседника. Дукат не собирался позволять провести себя ещё раз.
– Я обязательно загляну к вам завтра, – с милейшей улыбкой согласился он.
– Отлично, – Башир поднялся. – Я буду вас ждать. И… – он кивнул на падд, по-прежнему лежавший на столе, – скажите, что ли, Дамару, чтобы больше не надирался в «Кварк’с» в обнимку с важными документами. Это как-то неосторожно.
Дукат заулыбался ещё слаще.
– Доктор, можете не сомневаться, я разберусь со своим подчинённым.
Башир нервно повёл плечами.
– Ну… не обязательно его убивать. Наверное, – сказал он. Дукат продолжал по-прежнему улыбаться. – Впрочем, ваше дело, – пробормотал Башир себе под нос, скомкано попрощался и торопливо вышел.
Дукат тут же убрал с лица прежнее выражение и слегка побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, разглядывая падд. На Кардассии отдавали под расстрел за куда меньшие промахи, но несмотря на всю ярость от глупости Дамара, уничтожить его Дукат всё ещё не хотел.
– Вы договорились с Джулианом, да, папа?
От голоса Зиял он невольно вздрогнул и вскочил на ноги.
Она стояла на пороге совей комнаты с довольным видом.
– Извини, я немного слышала…
– Нет, – с нажимом оборвал Дукат.
Зиял дважды моргнула, её улыбка застыла, разом став натянутой.
– Но папа…
Дукат в два шага приблизился к ней и крепко ухватил за плечи.
– Ты спала и совершенно ничего не слышала, – выделяя каждое слово, проговорил он.
Рот Зиял приоткрылся, но она молчала. Потом сжала губы в линию и тихо ответила.
– Хорошо, папа, если ты так хочешь.
Медленно выдохнув, Дукат прижался лбом к её лбу и закрыл глаза. Больше всего он боялся, что Зиял окажется втянута в его рисковую операцию и пострадает. Хотя в случае его поражения она бы оказалась в смертельной опасности независимо от того, знала обо всём или нет, и это укрепяло уверенность Дуката в том, что он не имеет права проиграть.
– Только скажи – ты не прикажешь в самом деле казнить Дамара? Он грубый солдафон, но ты же его любишь. – спросила Зиял.
Дукат ухмыльнулся, не открывая глаз. Про себя он уже признал поражение перед собственной добротой, но вслух сказал.
– Я ещё думаю, что с ним сделать.

***

Утро Гарака прошло муторно и тревожно. Он плохо выспался, в чём с внутренним удовольствием обвинял Башира, его неожиданно проснувшийся сексуальный интерес и нелепые игры в заговорщиков с Кирой. На самом деле, причиной послужила собственная нервозность Гарака. Даже после того, как Башир вернулся и они, наконец, легли, он не смог заснуть. Гарак заново перебирал в мыслях все аргументы за и против, составлял десятки планов того, как именно Дукат их предаст, тщательно представлял сотни случайных мелочей, способных привести к гибели.
Служба в Обсидиановом ордене научила Гарака бодрствовать до нескольких суток подряд, не теряя способности полноценно думать и действовать. Но без нормальной порции сна он всегда ощущал себя особенно уязвимым и становился как никогда раздражительным.
В очередной раз покосившись на Дамара, Гарак с мрачным удовлетворением отметил, что утро не задалось не только у него. Дамар был буквально серым и пялился в инженерную панель пустым взглядом. Таким обречённым Гарак его ещё не видел. Даже после попытки покушения Дамар откровенно боялся, но в отчаяние не впадал. Сейчас же он выглядел полностью раздавленным. Время от времени Дамар начинал набирать текст, но почти сразу его стирал. И хотя Гарак не смог приблизиться достаточно, чтобы прочитать, его опыт подсказывал, что речь шла о чём-то вроде завещания или, возможно, сентиментального прощального послания.
Эти действия были преждевременны, во всяком случае, так представлялось Гараку. Он знал Дуката достаточно хорошо и ожидал, что личные привязанности того возобладают над здравым смыслом.
Потратив почти половину дня на безмолвное перечисление себе самому всех недостатков Дуката, бесполезное беспокойство и столь же бесполезные наблюдения за Дамаром, Гарак дождался времени обеда и поспешил к каюте Башира. Ему иррационально хотелось прибыть туда раньше Дуката, словно это каким-то образом утверждало его приоритетное право на территорию и её хозяина. Когда Гарак поймал это своё намерение, то в очередной раз укорил себя за недопустимую эмоциональность, но совсем равнодушно. Башир стал его слабым местом слишком давно, и было поздно пытаться выкорчевать из души эту привязанность. Особенно после того, как Гарак выяснил, что она взаимна.
Его мысли метнулись к прошлой ночи: к словам Башира, очевидному волнению в его голосе и откровенной радости, к теплу его тела, даримому с безоглядной щедростью. Гарак всё ещё чувствовал себя немного ошеломлённым, сбитым всем этим с толку. Он слишком привык, что его чувства либо безответны, либо недопустимы в силу внешних обстоятельств, либо просто преходящи. Раньше никогда не совпадало так, чтобы партнёр его принимал и в то же время их не связывали долг и закон. И теперь при мысли о сопернике, о ком-то, кто придёт и попробует отнять у него место рядом с Баширом, Гарак испытывал страх, злость и желание отстаивать своё всеми доступными способами.
При этом он отчётливо осознавал, что, во-первых, силы всё равно придётся бросить на иную задачу, а во-вторых, всё его опасения беспочвенны. Башир умел врать при необходимости, но в том, что касалось романтических или дружеских связей всегда проявлял беспечную открытость. Гарак не сомневался, что признания были искренними, и что Дукат не интересует Башира иначе, как помощник в сложном деле. Но он всё равно не мог избавиться от ревности и опасений, и постепенно, сам того не замечая, ускорял шаг, приближаясь к нужному коридору.
Гарак успел прибыть первым и улыбнулся про себя, довольный этим. Башир сидел на диване, напряжённо выпрямившись и закрыв глаза. На столе стояло несколько тарелок с разными сэндвичами, графин с соком и три падда. Гарак открыл рот, чтобы возмущенно вопросить «и это вы называете обедом?!», но тут же закрыл его, не сказав ни слова.
Он окинул стол оценивающим взглядом. Встречать гостя таким скудным меню на Кардассии посчитали бы проявлением личной неприязни при сохранении формальной вежливости, и в целом посыл можно было бы расценить, как знак «вы мне не нравитесь, но я готов с вами работать». Гарак решил, что это идеально подходит для обеда с Дукатом.
Улыбнувшись про себя, он бесшумно скользнул вперёд, заходя Баширу за спину. Несколько лет назад это было одним из его любимых развлечений: незаметно подобраться и удивить своего доктора проявлением великолепных навыков агента Обсидианового ордена. Со временем, правда, Башир пугался всё меньше, а сейчас и вовсе развернулся за пару мгновений до того, как Гарак до него дотронулся.
– Привет, – на лице Башира сверкнула улыбка. – Надеюсь, ты готов проявить силу воли и не убивать Дуката ещё немного.
Гарак покачал головой, не одобряя шутку. Он почти обиделся за подозрение в подобной несдержанности! При этом его рука машинально опустилась, чтобы дотронуться до спрятанного под одеждой фазера. Ни в коем случае не собираясь нападать на Дуката, Гарак считал необходимым подготовиться к возможной атаке с его стороны.
– Кстати, Дамар там ещё живой? – с деланым равнодушием спросил Башир. Гарак отчётливо уловил за небрежностью его интонации настоящее волнение и закатил глаза.
– Вы слишком добры, мой дорогой. Постоянно тратите силы на беспокойство за посторонних. Но если уж так хотите знать, Дамар в порядке. Пока. Правда, кажется, немного не в настроении.
На этот раз фыркнул Башир и склонился над своими паддами. Гарак заметил, что его спина и шея слишком напряжены. Очевидно, причиной была не тревога за жизнь Дамара. Немного поколебавшись, Гарак положил ладони Баширу на плечи и надавил, слегка, только спрашивая разрешения. В ответ он получил невнятный, но определённо одобрительный возглас и усилил нажим.
Мышцы ощущались под пальцами необычно, и Гарак испытывал определённое смущение, в открытую прикасаясь к месту, где должны находиться гребни. Для кардассианцев не существовало проблемы с затеканием спины или плеч, и подобный массаж для них всегда носил двусмысленный оттенок, даже если речь шла о представителе другой расы. В иное время Гарак бы, скорее всего, не сделал ничего подобного, остановленный внутренними границами приличий. Но на этот раз он не смог устоять перед желанием ещё раз ощупать, в буквальном смысле, предложенную Баширом близость, кроме того хотел сделать ему приятное.
Ответом было блаженное мычание. Гарак прикрыл глаза, чужое удовольствие словно перетекало к нему через руки, и он совершенно забыл о том, где и зачем находится, пока дверь с шипением не открылась. Гарак быстро отступил от Башира и развернулся к званому, но нежеланному гостю. Дукат скривил губы, разглядывая их.
– Обычно в таких случаях запирают дверь, – бросил он примитивную подначку, переступая порог, – и не приглашают посторонних.
Гарак ощупал его взглядом и наткнулся на едва заметную неровность одежды, которая возникла явно не из-за небрежности или плохо сидящей ткани. Прежде чем оформилась мысль, рука Гарака опустилась к фазеру, чтобы было проще выхватить его при нападении. Дукат зеркально повторил это движение, отстав, может быть, на долю секунды, и Гарак сам не понял, почему ещё через миг они застыли, наставив друг на друга оружие.
– Прекратите сейчас же! – вскочил с места Башир, вставая между ними. – Мы собирались договариваться. Знаете, что значит это слово? Оно значит, что мы обсуждаем условия сотрудничества без ударов и выстрелов!
Гарак быстро облизнул пересохшие губы. Башир стоял на прицеле двух фазеров, и если сам он не собирался нажимать спуск, остановить Дуката в случае чего не имел никакой возможности. Пусть даже у того тоже не было разумных причин для выстрела, Гарака накрыло приступом мгновенной паники.
– Вряд ли кто-то в Альфа-квадранте знает слово «договариваться» лучше, чем кардассианцы, – с опасной мягкостью произнёс Дукат. – И я полностью готов начать переговоры, как только мой старый друг Гарак прекратит в меня целиться.
– Вообще-то сейчас он целится в меня, – заметил Башир и повернулся к Гараку, который застыл, внезапно не в состоянии пошевелиться.
Миг Башир смотрел на него, потом резко вздохнул, наклонился через спинку дивана и вынул фазер из пальцев Гарака. Прошла ещё одна очень длинная секунда, после которой Дукат медленно опустил руку.
– Я поверю, что у него больше не припрятано оружие, которое можно пустить в ход против меня, – наполовину насмешливо, наполовину враждебно сказал он.
– Откуда бы мы его взяли?! – риторически спросил Башир. – Что отобрали у подосланных вами убийц, тем и пользуемся.
– Да, в самом деле, разве бы я смог украсть ещё один фазер у твоих очень опытных солдат, – подхватил Гарак, из-под ресниц наблюдая за противником. Он полагал, что окажется только полезно, если Дукат сочтёт его вооружённым.
Башир послал предупреждающий взгляд и небрежно сунул фазер в карман. Гарак с лёгкостью вернул бы оружие, но не видел в этом смысла. Им действительно требовалось договориться.
Дукат осторожно приблизился.
– Итак, чем ты можешь похвастаться, портной? Каким волшебным способом сшить все нужные кусочки в одно платье? – бросил он с деланым высокомерием.
Гарак недовольно поджал губы, но решил проигнорировать очередную подначку, ради Кардассии ему приходилось переносить куда более жестокие оскорбления. Он уже собрался начать излагать план, когда дверь снова распахнулась.
– Джулиан, как ты собираешься?.. – Кира шагнула через порог и застыла, впившись взглядом в Дуката. – А он что здесь делает?!

@темы: Элим Гарак, Фанфик, Скрейн Дукат, Одо, Кира Нерис, Джулиан Башир, Гарак/Башир, Вейюн, PG-13

Комментарии
2015-06-20 в 16:40 

Кира так и норовит сломать всё, что кропотливо пытаются построить Джулиан с Гараком) Так и тянет её искать приключений себе на голову. Ох, боюсь, Дукату не поздоровится... Сон явно был в руку: у баджорских свитков очень упрямый нрав)))
Как мне нравится милая, любопытная Зиял. Жалеет она Дамара, а ведь он бы её не пожалел... Разговор Дуката и Зиял просто замечательный - у меня прямо на душе потеплело:)
Гарак - само очарование. Вот так и теряют голову от любви рассудительные сотрудники Обсидианового Ордена;)

2015-06-20 в 17:22 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Кристиания, ну, Кира и в каноне делала то же самое. Помню, как меня поразило её решение поссорить джем'хадар с кардассианцами вместо того, чтобы дождаться, пока одни вынесут вторых, и ударить уже по оставшимся :laugh: Хотя, конечно, у Киры свои причины и резоны.
Гарак - мимими сериала :laugh: И Дукат - тоже, Дукат-папаша это вообще должно быть убойно :laugh:
Спасибо за отзыв )))

   

For Cardassia!

главная