Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:43 

Фанфик| Гарак/Башир

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Автор: Botan-chan
Соавтор идеи: TedTheFat
Фэндом: Star Trek: DS9
Жанр: джен, романс, АУ
Категория: слэш
Пейринги, персонажи: Башир/Гарак, Дукат, Кира (намёк на Дукат/Кира), Дамар, Виюн, остальные
Рейтинг: PG-13(?)
Саммари: при сдаче ДС9 Доминиону Башир и Гарак остаются на станции.

Пролог, глава 1, глава 2, глава 3, глава 4, глава 5, глава 6, глава 7, глава 8, глава 9, глава 10, глава 11, глава 12

Глава 13

После выступления ведека Ярки и ареста избивших его сепаратистов, люди на станции успокоились. Так или иначе, баджорцы начинали смиряться с тем, что в их жизнь станут вмешиваться ворты и кардассианцы, а кто-то считал, что из этого даже можно извлечь неплохую выгоду. Если уж всё равно ничего поделать нельзя, то почему бы на этом не заработать?
С тихим, почти равнодушным отчаянием Кира начинала понимать, что она тоже смиряется. Рутина жизни затягивала её. Она вставала каждое утро в одно время, шла на службу, видела там уже привычные лица, получала от Мерока свою законную кружку кофе и даже думала о том, что с ним неплохо работается. Несравнимо с Джадзией, конечно, но лучше, чем с некоторыми совершенно невыносимыми энсинами Звёздного флота.
Эти мысли, когда она ловила себя на них, вызывали в Кире страх, но тоже вялый и знакомый. Напоминания себе, что «так не должно быть» превращались в такую же рутину, как и остальное. Тогда Кира задавалась вопросом, что сказал бы Сиско, если бы узнал о её предательской покорности врагам. Но неприятный вкрадчивый шепоток в голове, чем-то похожий на голос Дуката, говорил, что как раз Сиско отдал приказ о сдаче и уговаривал её не бунтовать.
Тогда Кира шла в храм, сама не зная зачем. Молилась она в одиночестве в своей каюте, а в храме просто стояла и смотрела в огонь Пророков и безмолвно спрашивала в пустоту, что ей делать. Но на ДС9 не было Сферы, поэтому Пророки молчали.
– Вы не выглядите счастливой, майор Кира.
Кира вздрогнула, когда к ней обратились. Она привыкла, что в храмах никто не тревожит друг друга, чтобы не помешать возможному посланию Пророков. Кира с недовольством покосилась на непрошенную собеседницу и тут же укорила себя, узнав её.
Она поспешила склонить голову.
– Ведек Яссим.
– Дитя, – кивнула в ответ ведек, помолчала немного, пристально глядя на Киру, потом вздохнула. – Дитя, ты выглядишь так, словно тебе нужно поговорить.
Кира покачала головой.
– Не думаю.
Говорить за последнее время ей смертельно надоело, со всеми. С Одо, который был рад и счастлив, упорядочивая новую неправильную жизнь. С Баширом, регулярно обедавшим с Дукатом и так и не выполнившим свою основную задачу. С Джейком, который вдруг начал хвостом ходить за Гараком и распространяться о чудных возможностях изложения на кардасси. Даже с Шакаром, теперь способным думать лишь о том, как бы обвести кардассианцев вокруг пальца в сделках.
Ведек Яссим вздохнула, вырывая Киру из горьких мыслей.
– Что же, дитя, я всё равно попрошу тебя составить мне компанию. Потому что мне как раз нужно с кем-нибудь поговорить.
Кира кивнула, она не могла отказать в просьбе ведеку. Они вышли из основной части храма в маленькую комнату, где стояли стол, стул, священные знаки и несколько полок со старыми свитками пророчеств. Яссим заварила сладкие листья, сама, вручную, без помощи репликатора, которого здесь всё равно не было. Кира терпеливо ждала.
– Вы не выглядите счастливой, – снова сказала Яссим, ставя перед ней чашку. – И, кажется, я могу угадать, почему.
Кира пожала плечами.
– Вряд ли это сложно.
– Для того, кто ещё помнит о том, что Доминион – зло, действительно несложно, – с неожиданной суровостью сказала Яссим, садясь напротив. – Майор Кира, а вы об этом помните?
«Да, разумеется» – хотела ответить Кира, но промолчала, потому что ни один баджорец не должен лгать ведекам, а она усомнилась в правдивости своих слов.
– Люди говорят о воле Эмиссара, – продолжила Яссим, – и он действительно приказал нам сдаться. Но разве он приказывал стать покорными слугами этих завоевателей?!
– Ну, в такой форме так капитан Сиско, конечно, не выразился, – пробормотала Кира.
– Это потому, что Эмиссар не мог отдать подобного распоряжения! – горячо воскликнула Яссим. – Потому что мы должны бороться! Вот как нужно понимать послание Пророков, которое он нам передал. Зайти в тыл к врагу и помочь уничтожить его. А не начинать дружбу с тиранами и оккупантами!
– Ведек Яссим… – Кира отставила чашку и потёрла виски, словно у неё заболела голова. – Это приведёт к новым убийствам, но на самом деле никак не повредит Доминиону. Они просто введут военное положение и пресекут все наши попытки нанести удар, – привычные слова, которые Кира каждое утро повторяла себе самой, казалось, оставляли во рту мерзкий гнилостный привкус. – Сиско хотел, чтобы мирное население Баджора оставалось в относительной безопасности.
Яссим всплеснула руками, задыхаясь от избытка чувств.
– «Безопасности»?! Те несчастные, которых ваш Основатель, – она почти выплюнула это слово, – арестовал, чтобы отдать на казнь – они в безопасности?! И все другие, кто последует за ними?! А ведь эти люди не сделали ничего дурного! Они не устраивали терактов, они никого не убили, они просто высказали своё мнение о Доминионе и Кардассии!
– Они напали на ведека Ярку, – напомнила Кира. – К тому же, вопрос о казни ещё не решён, – она поморщилась.
После её уговоров Одо дал понять Виюну, что не одобряет настолько радикальных мер, и это было нормально. Но Киру удивило, что Дукат неожиданно их поддержал. В смысле, в который раз поправила себя Кира, не поддержал, а не стал возражать. Это по-настоящему беспокоило. Кира не понимала, чего Дукат добивается. Он как будто в самом деле делал всё, чтобы сохранить жизнь баджорцев на приемлемом уровне, но всерьёз поверить этим попыткам Кира не могла. Она пыталась угадать, что за интригу затеял Дукат, и что означали появившиеся в последнее время странные намёки о его истинных целях. Однако ничего правдоподобного ей в голову не приходило.
Яссим фыркнула.
– Вы в самом деле полагаете, что арестованных могут пощадить?
– Одо против казни, – пояснила Кира и, чуть помедлив, неохотно добавила. – Гал Дукат тоже.
– Гал Дукат! – воскликнула Яссим. – Этот негодяй, который убивал наш народ годами! Вот что я вам скажу, майор Кира. Я хочу организовать акцию протеста. Мирную, без каких бы то ни было беспорядков. Просто парад с плакатами. А вы попробуйте спросить у гала Дуката, одобрит ли он это! И, думаю, всё поймёте сами!
Кира открыла рот, чтобы начать возражать, объяснить, что не надо лезть на рожон, и закрыла его. Яссим была права. Они не могли продолжать безропотно сносить власть Доминиона. Кира поднялась.
– Я воспользуюсь вашим советом, ведек.
– Удачи тебе, дитя, – ответила Яссим, и Кира увидела в её взгляде отвратительное сочувствующее снисхождение.
Яссим не верила в то, что с Доминионом можно договориться. Кира тоже не верила, и тем безумнее было то, что после разговора она действительно пошла к Дукату. Не к Одо, даже не к Виюну, а к Дукату. Кира не представляла, что так затуманило ей мозги. Возможно, она просто хотела положить конец той невыносимой лжи, которой, как ей казалось, Дукат пытался опутать всех на станции.
Кира нашла его в командном центре. Он был один, привычно играл мячом Сиско, подкидывая его и снова ловя.
– Гал Дукат, я хочу с вами поговорить, – с порога заявила Кира, не отвлекаясь на ненужные мелочи.
Дукат несколько секунд не мигая смотрел на неё, потом словно встряхнулся, нацепил дежурную вежливую улыбку и протянул:
– А, майор Кира. Удивительно.
– Что именно? – настороженно спросила она.
– Прошло уже три месяца, как мы вместе работаем здесь, и вот наконец вы выразили желание обратить на меня внимание.
Кира поджала губы, давя ответ о том, что даже если бы очень захотела, не смогла бы не обращать внимание на то, что Дукат так невыносимо долго управляет ДС9.
– Ответьте мне на один вопрос, и я оставлю вас в покое, – процедила она сквозь зубы.
Дукат демонстративно-аккуратно опустил мячик в держатель и снова посмотрел на Киру.
– Надеюсь, речь пойдёт не о личном вопросе? Боюсь, после того, как вы обошлись со мной, я не хочу говорить с вами о чём-то, кроме работы.
– Что?! – Кира невольно тряхнула головой, словно старалась сбросить тягучее недоумение от его слов. – Я обошлась с вами? – к ней закралась мысль, что Дукат даже не задумывается, что говорит, лишь бы выдать нелепость и сбить с толку. – Пожалуйста, прекратите ваши мерз… кардассианские шутки! У меня к вам деловой вопрос.
– Это, конечно, другое дело, – скучающим голосом произнёс Дукат. – Не могу же я игнорировать деловые вопросы. Что случилось, майор Кира? Сломалась консоль связи? Баджорцы устроили новую драку? Кварк отказался открыть свой бар?
Кира глубоко вдохнула, заставляя себя успокоиться, и сказала максимально официальным тоном:
– Есть люди, которые собираются высказаться против политики объединения с Доминионом. Мирно. Я хочу знать, выступите ли вы против этого и поддержите ли Виюна, если он захочет подавить протесты с максимальной жестокостью.
На несколько секунд Дукат замер, потом вдруг резко поднялся, наклоняясь к Кире через стол.
– Вы понимаете, о чём сейчас говорите?! – с неожиданной яростью прошипел он.
– В чём дело, Дукат? – с вызовом ответила Кира, тоже подаваясь вперёд. – В последнее время вы постоянно говорите, что стараетесь ради баджорцев. Теперь у вас есть возможность подтвердить это, которая ничего не будет вам стоить. Или всё это время вы лгали, как и все кардассианцы?
Сейчас их лица разделяло такое короткое расстояние, что они могли ощутить дыхание друг друга.
– Ничего не будет мне стоить? – с ледяным бешенством переспросил Дукат. – Вы слишком умны, чтобы я не счёл это издевательством!
– И что же вы потеряете?! Уважение кардассианского общества, которое уже выкидывало вас на помойку, или свою гордость? – огрызнулась Кира. Дукат протяжно выдохнул, и Кира поспешно отодвинулась.
– Мою жизнь, жизни своих людей и, вероятно, половину жителей Баджора, если они собираются по-прежнему потакать своей глупости, – почти по слогам произнёс Дукат.
– Вашу жизнь? Что за чушь! – фыркнула Кира, балансируя на грани между злость и острым недоумением от этого заявления. – Вы вертите станцией как хотите, и теперь убеждаете меня, что беспомощны?
– Абсолютно, – отчеканил Дукат. – Моя власть жёстко ограничена правилами Доминиона. Я такой же их пленник, как и вы. А Виюн сделает всё, чтобы уничтожить меня, как только я напрямую нарушу хоть один закон. Меня, и всех моих людей! А потом введёт настоящую тиранию, потому что никакой другой представитель Кардассии не станет спорить с вортой ради вашего драгоценного Баджора!
Кира возмущённо задохнулась, не представляя, как реагировать на эти нелепые оправдания. У неё руки чесались схватить что-нибудь тяжелое и огреть им Дуката со всей силы.
Дукат текучим и очень медленным движением отстранился от Киры и снова сел в кресло.
– Всё, что я могу для вас сделать, майор, это считать, будто мы ни о чём не говорили, – сказал он после паузы совершенно ровным голосом. – И вам рекомендую сделать то же самое. А также проследить, чтобы на Променаде не было никаких выступлений, мирных, шуточных или любых других. В Доминионе это запрещено. И я не стану защищать глупцов, которые не в состоянии взять себя в руки и ненадолго притвориться, пока… – он осёкся, крупно сглотнул и больше ничего не добавил.
Прошло ещё несколько секунд, пока Кира поняла, что продолжения не последует. Дукат смотрел в стену мимо неё. Кира закрыла рот, выпрямилась и вышла из кабинета, не прощаясь.
В ней клубились гнев и растерянность. Кира в жизни бы не поверила, что увидит Дуката, который вслух признал, что беспомощен. Это выбило её из колеи настолько, что она даже решила посоветоваться с Одо о допустимости выступлений на Променаде.

***

Джейк вошёл в лазарет и огляделся. Дверь в лабораторию Башира была закрыта, однако где-то в блоках для больных говорила Реджин. Джейк машинально закусил порезанную ладонь и пошёл на голос. В дверях он столкнулся с кардассианкой в чуждой серой форме. После секундной заминки Джейк сообразил, что это, конечно же, доктор Бран.
– С вами что-то случилось? – спросила она, впившись в Джейка взглядом.
От неожиданности он сделал пару шагов назад и выпустил руку изо рта.
– Просто порезался. Надо заживить кожу.
– Разрешите, я посмотрю, – сказала Бран хищным тоном, ухватила Джейка за запястье прежде, чем он успел ответить, и подтащила к полке с инструментами.
– Но…
Джейку стало неловко. Ему смущало то, что он отвлекает чужого врача по пустякам. Кроме того, Джейк не хотел признаваться кому попало, как совершенно по-дурацки напоролся на нож. При том, что после каникул в ресторане деда с любым кухонным инструментом мог управиться с закрытыми глазами!
– Надеюсь, вы не боитесь, что я вам наврежу? – немного воинственно спросила Бран прежде, чем поднести к его коже регенератор.
Джейк переступил с ноги на ногу.
– Навредите? Чем? И зачем? Я же вам ничего не сделал.
В его воображении мгновенно нарисовалось несколько сюжетных ходов, при которых коварный врач-злодей вкалывает несчастному пациенту гипоспрей с ядовитой дрянью. Но все они были немного банальны и подходили для средней руки остросюжетных романов, а не для реальной жизни.
– И кардассианцам в целом я тоже ничего не делал, – на всякий случай добавил Джейк. Бран фыркнула и провела регенератором по его коже.
На лечение пореза ушло секунд десять. Однако потом, вместо того, чтобы отправить Джейка восвояси, Бран взяла трикодер и зачем-то начала изучать его кисть. Джейк озадаченно нахмурился, не понимая, в чём дело. Нож был чистый и занести заразу не мог. Потом Джейк вспомнил, каким энтузиазмом загорались глаза Башира каждый раз, когда в лазарет попадал пациент нового вида, и невольно хихикнул.
– Я сделала что-то смешное? – напряжённо спросила Бран, останавливая руку с трикодером.
– Нет, – поспешно заверил её Джейк. – Просто вы сейчас напомнили мне доктора Башира. Он тоже любит осматривать представителей других рас.
Бран моментально отпустила Джейка, будто обожглась, и высокомерно заявила.
– Учитывая статус доктора Башира, полагаю, у него имелся куда более широкий доступ к информации по ксенобиологии, чем у меня. Удивляюсь, что он не смог получить необходимые сведения из базы данных.
– А я удивляюсь, что вы, будущий врач, не понимаете приоритетность личных наблюдений над теорией, – так же высокомерно заявила Реджин, выходя из пациентских блоков в сопровождении немолодого баджорца. – Доктор Башир как раз прекрасно об этом осведомлён.
– Я заметила тягу доктора Башира к исследованиям, не сомневайтесь, – невыносимо приторным тоном согласилась Бран. – Но в любом приличном обществе подобное вряд ли оценят.
Реджин шумно вдохнула и поджала губы.
Джейк встретился взглядом с баджорцем, тот едва заметно закатил глаза и быстро пошёл к выходу. Почему-то Джейку показалось, что лучше последовать его примеру. Он начал очень тихо и осторожно отодвигаться от Бран. В этот момент Реджин обратила на него внимание.
– Мистер Сиско? Что вы тут делаете? С вами всё в порядке?! – она быстро приблизилась и замерла, увидев в руках Бран трикодер.
– Не беспокойтесь, я не отравила сына вашего так называемого святого, – кисло сказала та.
– Я немного порезался, но уже всё нормально, – торопливо подтвердил Джейк и помахал заживлённой рукой.
Неизвестно, убедили их слова Реджин, или нет, но она не успела ничего сказать, потому что дверь лаборатории открылась, выпуская отряд джем’хадар. Солдаты молча прошагали прочь, а следом появился Башир, который выглядел одновременно усталым и сердитым.
– За кого они меня принимают?! – возмущённо спросил он в пустоту, когда джем’хадар скрылись. – За клингона?! То, что я случайно победил одного из них в драке, не значит, что я хочу мериться с ними силой!
– Они пытались на вас напасть? – насторожилась Реджин, а Бран насмешливо скривила губы.
Башир потёр переносицу.
– Нет, только предлагали поединок. Джейк, что-то случилось?
– Мне надо с вами поговорить! Мисс Реджин, извините. Мисс Бран, большое вам спасибо.
Джейк радостно ухватился за шанс улизнуть от обеих и буквально влетел в освободившуюся лабораторию.
– Осторожней, только не трогай новые образцы, – на автомате предупредил Башир, входя следом. – Так что случилось?
– Я захотел спрятаться от ваших медсестёр, – признался Джейк с невольной улыбкой. – Они всегда такие… ну, такие…
– Страшные? – ухмыльнувшись, подсказал Башир и присел на стол. – Да, бывает. Зачем ты приходил в лазарет? Что-то не так?
Джейк закатил глаза.
– Меня никто не отравил, – проворчал он, вспомнив слова Бран. – Я всего лишь порезался, когда готовил цеппелины.
– Готовил, сам? – удивился Башир.
Джейк смущённо помялся, но ему хотелось хоть немного выговориться, поэтому он пояснил:
– Да. Это один из любимых папиных рецептов. Просто… приснилось сегодня, – он уставился в стенку за спиной Башира. – Папа и Гарри, когда мы ещё жили не на ДС9.
– Гарри? Твой друг? – спросил Башир без намёка на насмешку, и Джейк почувствовал благодарность за это и за его внимание.
– Так, приятель. Мы вместе учились. Его отец служил с папой раньше, потом пошёл первым помощником на «Свифт». Надеюсь, они в порядке, – Джейк осёкся, увидев, как разом вытянулось лицо Башира. – Нет?
Башир отвёл взгляд и потёр подбородок, потом вздохнул, и у Джейка что-то внутри оборвалось. Он знал, что Одо позволяет Кире и Баширу просматривать военные сводки Доминиона, и уже давно понимал, что такое война.
– Доктор Башир, скажите, – потребовал он.
Башир вздохнул и неохотно ответил:
– Я не знаю точно, что сейчас с отцом твоего Гарри, но «Свифт» уничтожили в одном из первых сражений. Конечно, есть вероятность, что первый помощник на корабле к тому времени сменился.
Джейк закусил губу, некоторое время они молчали. Почему-то Джейк чувствовал себя совершенно выбитым из колеи, хотя они с Гарри уже давно почти не разговаривали, обменивались в лучшем случае парой посланий в год. А его слишком шумного и несдержанного отца Джейк вообще не любил. Но сейчас ему вдруг захотелось чуть ли не разреветься из-за смерти фактически чужого человека.
– Ну, так же бывает, да, – сказал Джейк, старательно заглотив слёзы и делая вид, что новость его не задела. – В смысле, война же. И корабли гибнут. У вас тоже наверняка есть знакомые, которые…
Он снова замолчал, ощущая, что не справляется с голосом, а ещё потому, что вид Башира вдруг стал совершенно отсутствующим. Башир застыл, расфокусировано глядя перед собой и чуть шевеля губами.
– Доктор? – позвал Джейк через несколько секунд.
Башир вздрогнул, его рот сжался в тонкую линию, лицо отвердело.
– Ничего, Джейк, – ровно сказал он.
Джейк подумал, что лучше не спрашивать. Он не знал ни о каких друзьях или связях Башира до появления того на ДС9, но предполагал, что они были. А Джейку было совершенно незачем знать, кто из близких Башира погиб на войне с Доминионом.
Из лазарета донеслись встревоженные голоса. Башир резво вскочил и выглянул посмотреть.
– Кира?! – удивлённо и встревоженно воскликнул он, потом попятился, пропуская внутрь Одо, который буквально вёл Киру.
– Что случилось? – встревоженно спросил Джейк.
Киры была совсем серой и застывшей. Джейк подумал, что видел такие лица пару раз, например, у папы, когда умерла мама.
– На Променаде состоялась акция протеста против Доминиона, которую мы собирались предотвратить. Я говорил об этом, – и такого напряжённого голоса у Одо Джейк никогда раньше не слышал.
– Есть жертвы?
Башир стремительно развернулся к столу, достал гипоспрей и капсулу.
– Ведек Яссим публично повесилась на центральном мосту Променада в знак осуждения действующего режима.
– Я хотела её остановить, – ровно произнесла Кира. – Я говорила ей, что мы должны смириться и терпеть, – её голос постепенно становился громче. – Она не выдержала, потому что я согласилась признать поражение, – вдруг Кира сорвалась с места и, схватив Башира за ворот, прорычала. – Я стала коллаборационистом! Из-за вас всех, из-за вашего проклятого Дуката я стала коллаборационистом, я согласилась следить, чтобы баджорцы не смели отстаивать свою свободу, я!..
– Кира!
Одо бросился к ней и попытался снова схватить за руку, но Кира оттолкнула его так, что он упал, и снова вцепилась в воротник Башира, заставляя того наклониться к своему лицу.
– Я отказываюсь продолжать это дальше!
Джейк смотрел на них словно зачарованный и не понимал, что происходит. В его голове одновременно теснились картины того, как Яссим висит под мостом на верёвке, и того, как Кира душит Башира, и кровавая драка на Променаде, и он не представлял, как всё это прекратить, или предотвратить, и что вообще надо делать.
– Майор Кира?
Гарак вошёл и остановился, уставившись на Киру и Башира.
– Ведек Яссим повесилась, – сказал Джейк, слыша собственный голос будто со стороны.
– Да, я видел, ужасная глупость… – Гарак не договорил, так как Кира мгновенно отпустила Башира, в два шага оказалась рядом с ним и ударила в челюсть. У Джейка вырвался невольный возглас, Одо крепко схватил Киру за локти, Башир тоже вдруг оказался рядом с ней и воткнул в шею иглу гипоспрея.
Потом посмотрел на дверь лаборатории, перед которой замерли одинаково растерянные Реджин и Бран.
– Ничего страшного. Небольшой нервный срыв, – сказал Башир.
– Я бы выразился не так, – простонал Гарак, поднимаясь на ноги и ощупывая челюсть.
Кира тяжело дышала, но не пыталась вырваться из рук Одо и ещё кого-нибудь бить. Башир встал перед ней и крепко взял её за плечи.
– Майор Кира, я абсолютно с вами согласен, – серьёзно сказал он. – Так больше не может продолжаться. Поэтому сейчас вы отдохнёте, а когда проснётесь, мы всё обсудим.
Кира заторможенно кивнула. Башир ещё секунду удерживал её взгляд, потом отпустил и отступил.
– Одо, Джейк, проводите её до кровати. Реджин, Бран, спасибо за беспокойство. Можете помочь.
Одо громко хмыкнул и повел Киру в лазарет, к биокроватям.
– Джейк, помоги ему, – с нажимом сказал Башир.
Джейк потряс головой, всё ещё осознавая, что только что случилось, и пытаясь понять, зачем надо помогать Одо, который прекрасно справляется сам. Башир несильно, но настойчиво подтолкнул его в спину, выталкивая из лазарета следом за Одо. Потом дверь лаборатории с тихим щелчком захлопнулась. Последнее, что Джейк услышал было:
– Гарак, надо поговорить.

***

Гарак понял, о чём пойдёт речь, по одному только взгляду Башира, который знал со времени неудачной игры в шпионов на голопалубе. Однако он не стал показывать своё знание, во-первых, потому что всё ещё опасался случайно сбить Башира с взятого курса, во-вторых, из желания, чтобы тот сам озвучил свои намерения. Хотя для самого Гарака прямолинейность оставалась чужеродной, он давно заметил, что для землян произнесённые слова часто словно закрепляли их решения в реальности, и не избегал пользоваться этим.
– Я хочу знать твой план уничтожения джем’хадар, – сказал Башир, заперев дверь.
Гарак старательно принял независимый вид.
– Мой дорогой, о чём вы говорите? Между прочим, майор Кира чуть не сломала мне…
– Гарак. У меня нет настроения для твоих игр! – Башир нахмурился, однако взял трикодер и подошёл. Он бесцеремонно повернул голову Гарака и провёл над челюстью прибором. – Жить будешь. И я точно знаю, ты уже давно понял, что для победы над Доминионом джем’хадар надо уничтожить. Поэтому скажи, какой план ты для этого придумал.
Гарак прерывисто вдохнул, завороженный его великолепной решительностью. Впрочем, почти сразу он взял себя в руки.
– Могу я узнать, что заставило вас заговорить об этом? – спросил Гарак, желая убедиться, что порыв Башира не является необдуманной вспышкой героизма. – Надеюсь, это не реакция на нелепое самоубийство баджорского священнослужителя?
Башир моментально помрачнел. Он отошёл от Гарака и повернулся к нему боком, сунув руки в карманы.
– Нет, – сказал он после непродолжительной паузы. – Я говорил с Джейком. И понял, в насколько критическом положении находится Федерация.
– Поясните?
Башир чуть повернул к нему голову.
– Из-за этих чёртовых сенсоров погибло множество кораблей. Седьмой флот почти полностью уничтожен! Потери клингонов тоже значительные, хотя и не такие критичные.
Гарак приподнял брови.
– Но разве вы этого не знали раньше?
– Да, знал! – рявкнул Башир. Он быстро прошёл перед Гараком туда-сюда и снова остановился. – Я не думал об этом, – добавил он чуть тише. – В смысле, только считал цифры, а не… Но Джейк начал спрашивать про своих знакомых, и я вспомнил своих… три четверти моих сокурсников уже мертвы! В смысле, должны быть мертвы, если только после начала войны их всех не перевели на корабли, которые пока целы. А я всё это время думал только о том, что Дефаент в порядке! Наверное, я в самом деле бездушный монстр, – он криво усмехнулся, и Гарак подумал о том, как странно всё же земляне трактуют совершенно обыденные вещи. В подобной ситуации он сам тоже беспокоился бы только о членах семьи или собственной команде, если бы такая была, или же о критично полезных людях. Башир перевёл дыхание и твёрдо закончил. – Так дальше нельзя, и у меня есть средство, чтобы остановить Доминион. Мне нужна только возможность пустить его в ход, Гарак. И если ты не можешь помочь мне с этой возможностью, я обращусь к Дукату.
– К Дукату?! – воскликнул Гарак.
Его опять охватил страх, как если бы он находился на зыбкой опоре над пропастью и не знал, подадут ли ему руку, чтобы перетянуть на твёрдую землю. И с точки зрения Гарака разумным было бы не тратить силы на спасение неудачливых спутников. Хотя Башир никогда не желал учить этот урок, Гарак сомневался, не заставил ли его Дукат посмотреть на вещи с иной стороны.
– У Дуката есть влияние на Виюна, и сейчас он имеет вес на Кардассии. Нам в любом случае наверняка понадобится его прикрытие, – поморщившись, сказал Башир. – Отказываться от этого только потому, что вы друг друга терпеть не можете…
– Даже отложив вопрос о том, можно ли вообще доверять Дукату, я хотел бы прояснить, насколько сильно вы не хотите отказываться от сотрудничества с ним. Если за помощь он потребует мою голову, вы согласитесь? – спросил Гарак.
Он ненавидел себя за эту слабость и за совершенно унизительную прямоту, и даже мысль о том, что более тонких расспросов Башир просто не заметил бы, его не утешала. На секунду вид Башира стал совершенно растерянным, потом он резко шагнул к Гараку и с силой схватил его за локти.
– Что ты несёшь?!
– Простите, мой дорогой доктор, но я считаю необходимым это выяснить. И даже готов сделать это без иносказаний, потакая вашей примитивной манере решать вопросы в лоб, – холодно сказал Гарак, едва сдерживая дрожь под взглядом, который не мог не внушать ему опасение своей требовательной прямолинейностью. – В последнее время вы слишком много времени уделяете Дукату и всё меньше нуждаетесь во мне. А союзниками, которых считают бесполезными, легко жертвуют.
Пальцы Башира сжались сильнее, Гарак едва не поморщился от боли.
– Ты с ума сошёл?! С чего ты взял, что я не нуждаюсь в тебе?!
– Возможно, меня ввели в заблуждение ваши очевидные попытки увеличить дистанцию между нами, – сухо пояснил Гарак. – Если бы у меня была такая дурная память, как у землян, я бы уже наверняка забыл, когда в последний раз вы просто подходили ко мне так близко.
Несколько секунд Башир смотрел на него, потом его лицо вдруг слегка изменилось, он отшатнулся от Гарака и чуть отвернулся, пряча руки за спиной.
– Это… это не то, что ты подумал, – хрипло сказал он.
– Что же это тогда?
Башир молчал. Гарак не мог догадаться, о чём он думает, и очень беспокоился от мысли, что необходимость предать друга обязательно вызвала бы у Башира мучительные размышления.
Гарак бы посмеялся над собой, если бы выяснил, что он сам же породил эту мысль вопросами о Дукате.
– Я просто… опасался случайно заговорить с тобой о джем’хадар, – наконец сказал Башир.
Гарак недоумённо склонил голову набок.
– Боюсь, не совсем понимаю, что именно вы имеете в виду.
– Ну, – Башир пожал плечами и опять развернулся к нему, – я уже давно думаю о возможности их уничтожения. Просто это казалось неправильным. Но если бы я спросил об этом тебя, ты бы меня переубедил. А мне не хотелось, чтобы меня переубеждали, но хотелось поговорить, потому что я доверяю тебе, и, знаешь, в Федерации принято с друзьями не только спорить, но и делиться проблемами.
– Поэтому вы стали меня избегать? – уточнил Гарак.
Башир кивнул.
Несмотря на буквально жизненную серьёзность вопроса, это объяснение привело Гарака в восторг. Он полагал, что ему стоит верить, поскольку считал свойственным Баширу волноваться о таких вещах, и искать в своих привязанностях подобную опору. В то же время Гарак не сомневался, что истинная причина дистанцирования Башира заключалась в чём-то ином. И эта искренне честная ложь, сформулированная практически по-кардассиански, казалась Гараку восхитительной. Хотя у него оставались некоторые замечания к исполнению.
Он расплылся в невольной улыбке, чувствуя себя безнадёжно очарованным, пусть даже всё ещё не убедился в безопасности своего положения рядом с Баширом.
Гарак мягко скользнул к нему, продолжая улыбаться, и вкрадчиво протянул:
– Я начинаю понимать. Что же, мой дорогой доктор, теперь, когда риск получить от меня неправильный совет не висит над вами, вернёмся ли мы к прежнему формату общения? Возможно, вы даже разрешите мне снова греться в вашей постели?
К его удивлению Башир снова резко отступил и неожиданно злым голосом рыкнул:
– Не дразни меня, Гарак.
Гарак остановился. Это очень походило на некоторые моменты в прошлом, когда Гарак приходил к Баширу ночью для сексуальной разрядки, начинал флирт и вдруг терял инициативу, столкнувшись с чужим желанием. Слова, интонация и лицо целиком копировали картину, оставшуюся в памяти Гарака, только вместо пижамы и спальни были обычная одежда и лаборатория.
Башир глубоко вдохнул и совершенно другим голосом сказал:
– Извини. Давай вернёмся к джем’хадар и Дукату. Я по-прежнему считаю, что его выгодно использовать.
Гарак продолжал смотреть на него. То, что он только что увидел, и то, что он знал о Башире, о его манере строить отношения, теперь противоречило друг другу. Гарак задумался, что, возможно, неверно трактовал поведение Башира и боялся предательства не там, где стоило.
Ему требовалось время, чтобы поразмыслить над этим.
– Гарак?
Он встрепенулся, стряхивая ненужную рассеяность и переключаясь на деловой лад.
– Я не уверен, что Дукату можно доверять, – сказал Гарак. – Не в том смысле, что он действительно потребует за сотрудничество моей казни, хотя в какой-то мере это возможно, а в том, что он вообще согласится выступить против Доминиона. Дукат смог вернуть своё положение благодаря тому, что склонил Кардассию к сдаче. И вы же понимаете, чего нам будет стоить ошибка при оценке его лояльности.
– Мы рискуем в любом случае, – пожал плечами Башир. – Все рискуют, это война.
– Ваша отвага всегда необычайно вдохновляет.
Гарак вздохнул. У них действительно не оставалось особенного выбора. За последние несколько недель он перебрал все возможные варианты и просчитал, какая требуется подготовка, чтобы предательство не стало для Кардассии самоубийством. Для проведения такой масштабной работы требовалась помощь многих людей, в том числе, агентов Обсидианового ордена, действующих и бывших. Гарак знал, к кому обратиться, но его самого никто не стал бы слушать. Дуката Обсидиановый орден тоже встретил бы не с большой охотой, однако с ним вряд ли отказались бы сотрудничать при правильно сделанном предложении.
Проблема заключалась в том, чего захочет Дукат.
– Мне показалось, что он не в восторге от Доминиона, – сказал Башир. – На самом деле, я уверен, что Дукат делал мне намёки на то же самое: на возможность нанести удар, отравив джем’хадар. Кроме того, ему понравилась статья Джейка, – он чуть усмехнулся.
Гарак закатил глаза.
– Дукат наверняка понял, кто делал перевод. Он мог просто обрадоваться возможности поймать меня на осуждении действующего режима. Что касается ваших бесед, то вы уже и сами осознали, как искажает смысл универсальный переводчик. Если бы я слышал, что именно говорит Дукат на кардасси…
– Вряд ли Дукат даст мне шанс записать наш с ним разговор, чтобы вы могли ознакомиться, – проворчал Башир. – Хотя…
Они переглянулись.
– Прежде, чем делать открытое предложение, Дуката нужно максимально проверить, – твёрдо сказал Гарак. – Если он в самом деле окажется на нашей стороне, это намного облегчит реализацию моего плана.
– Которой у тебя всё-таки уже есть.
– Разумеется, мой дорогой. И именно поэтому вы так меня цените, – он приблизился к Баширу и взял того за локоть.
Башир едва уловимо напрягся, но на этот раз не отстранился.

@темы: Элим Гарак, Фанфик, Скрейн Дукат, Одо, Кира Нерис, Джулиан Башир, Гарак/Башир, Вейюн, PG-13

Комментарии
2015-06-14 в 17:45 

Дукат настолько хорош, что начинает меня пугать)))
"Боюсь, после того, как вы обошлись со мной, я не хочу говорить с вами о чём-то, кроме работы" - я так и представляю обиду в глазах Дуката и возмущение на лице Киры)
Интересно, догадается ли Джулиан, что настойчивые расспросы Гарака о Дукате имеют под собой не только политические причины?) Всё-таки кардассианская ревность - опасная вещь...

2015-06-14 в 18:09 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Кристиания, но Дукат же и вправду очень хорош! :shuffle2: А Джулиану, разумеется, даже в голову не приходит, что его можно ревновать к Дукату, потому что очевидно же, что всё не так :laugh:
Спасибо за комментарий, мне приятно )

   

For Cardassia!

главная