07:56 

Фанфик| Гарак/Башир

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Автор: Botan-chan
Соавтор идеи: TedTheFat
Фэндом: Star Trek: DS9
Жанр: джен, романс, АУ
Категория: слэш
Пейринги, персонажи: Башир/Гарак, Дукат, Кира (намёк на Дукат/Кира), Дамар, Виюн, остальные
Рейтинг: PG-13(?)
Саммари: при сдаче ДС9 Доминиону Башир и Гарак остаются на станции.

Пролог, глава 1, глава 2, глава 3, глава 4, глава 5, глава 6, глава 7, глава 8, глава 9

Глава 10

Спустя две недели после первой встречи с правительством Баджора Дукат приказал Дамару полностью взять на себя управление службой безопасности. Дамар этому обрадовался, что там, он был просто счастлив. Во-первых, у него появилась возможность отвлечься от надоевшей и нерешаемой проблемы, во-вторых, ему больше не приходилось проводить так много времени рядом с Гараком. Однако он посчитал своим долгом уточнить:
– Работа с полем ещё не закончена.
– Это очень, очень печально. Я обязан назвать такой результат неудовлетворительным, – укоризненно ответил Дукат, но выбор слов и слабая усмешка в уголках его губ создали у Дамара отчётливое впечатление, что нет такой уж насущной необходимости убирать мины.
Что ж, мысль о том, что Кардассия избавлена от новой волны ворт и джем’хадар, лишь успокаивала Дамара. Хотя его немного тревожило, что он не мог до конца понять окончательную цель Дуката. Несмотря на почти откровенное разрешение саботажа, Дукат больше не озвучивал никаких конкретных планов относительно Доминиона даже наедине с Дамаром и, казалось, полностью сосредоточился на войне с Федерацией и на посредничестве между баджорцами и кардассианцами.
Работы по восстановлению станции практически закончились, но для отладки систем безопасности ещё требовалось время. Дамар с большим удовольствием переключился на эту задачу, уделяя полю и Гараку не больше нескольких часов в пару дней. Надо сказать, что после смены режима окружающий мир стал казаться ему куда более приветливым местом.
Ещё через десять дней он с чувством честно выполненного долга доложил Дукату о том, что СБ полностью готова к работе.
– Великолепно, – Дукат даже прижмурился от удовольствия. – Наши дела идут просто прекрасно, – он небрежно взмахнул паддом. – Доклады сообщают о новых победах, враг отступает и мы, наконец, готовы налаживать более тесные отношения с Баджором, не боясь получить от них неприятный сюрприз. Просто замечательно, Дамар, просто замечательно.
– Да, гал, – подтвердил Дамар, не сдержав довольную улыбку. Ему показалось, что буквально сочившееся от Дуката удовольствие накрывает его и впитывается в кожу. В тот момент он абсолютно верил в то, что несмотря на Доминион, многочисленных врагов и все сложности, Кардассию ждёт исключительно великолепное будущее.
– Осталось дождаться, когда Федерация падёт, – продолжил Дукат, сталкивая пальцем бейсбольный мяч с подставки и тут же подхватывая его, – и тогда… – он на мгновение нахмурился, покрутил мяч в пальцах, положил его на место и резко поднялся. – Идём. Надо доложить Виюну. Может, он наконец прекратит брюзжать.
Они вышли из кабинета в центр управления, и Дамар сразу увидел Виюна, который старательно изливал на Киру и Одо волны восторга.
– У майора Киры великолепные новости, – с энтузиазмом сообщил Виюн, когда Дамар с Дукатом приблизились. – Баджорцы наконец-то прибыли на станцию. Первый корабль пришвартовался несколько минут назад. Скоро Терок Нор снова оживёт.
Дамар подавил ядовитый смешок. Лично для него это было известие о новых проблемах и резко подскочившей угрозе взрывов.
– Разумеется, мне известно об этом, – нейтрально ответил Дукат.
– Я удвою меры безопасности, – добавил Дамар, чувствуя, как угасает прежняя яркая радость, сменяясь настороженностью. Дукат кивнул.
Дамар посмотрел на Киру, по лицу которой скользнули раздражение и злая насмешка.
– Вы боитесь, что мы снова отберём у вас станцию?
– Попробуйте! – сердито выпалил Дамар.
Кира по-прежнему раздражала его, ничуть не меньше, чем в первый день прибытия. Работа рядом ничуть не примирила их, и если бы только у Дамара была власть, он бы позаботился держать Киру как можно дальше от центра управления и Терок Нор в целом.
– Хватит, хватит, – Виюн вскинул руки. – Не нужно ссориться.
Дамар покосился на Дуката. Тот казался спокойным, словно выпад Киры никак его не задел, но Дамар был уверен, что в душе Дукат оскорблён.
– Усиление службы безопасности правильно, – сказал Одо.
Кира резко повернула к нему голову и недовольно поджала губы, а Дамар насторожился. Одо, который принадлежал к расе основателей Доминиона, вызывал у него инстинктивную опаску. Неожиданное согласие с его стороны заставляло подозревать подвох. В следующий момент Дамар понял, что не ошибся в своём недоверии:
– Поэтому я хочу, чтобы мне вернули баджорскую СБ, – закончил Одо
– Если вы хотите, Основатель, – мгновение помедлив, согласился Виюн, и Дамар захотел рявкнуть ему в лицо «Идиот!». Перед мысленным взором Дамара мгновенно развернулась красочная картина того, как приходится драться с баджорцами за арестованных террористов, которых те, само собой, начнут покрывать.
– Одо… – со смесью усталости и укора вздохнул Дукат. – Вы действительно уверены, что такая мера послужит улучшению безопасности, а не наоборот? Вы работали на Терок Нор не многим меньше, чем я, и знаете, что нельзя проявлять излишнюю неосторожность.
Кира громко фыркнула и вскинула подбородок, глядя с откровенным вызовом. Одо глянул на неё, хмыкнул и шагнул вперёд, между ней и Дукатом.
– Не бойтесь, гал Дукат, – сказал он. – Я лично отберу себе людей, которые не станут делать бессмысленных попыток убить вас или ваших подчинённых. Я просто хочу, чтобы на станции был порядок, и я сомневаюсь, что его удастся обеспечить силами кардассианцев. Вы уверены, что ваши солдаты смогут проявить справедливость, разбираясь в ссорах и правонарушениях баджорцев?
Дамар стиснул зубы, и единственное, что немного утешило его злость, это выражение не меньшей досады, исказившее лицо Киры.
– Одо… – снова начал Дукат, но Виюн не дал ему продолжить:
– Я думаю, мы сделаем так, как хочет Основатель.
На лице Дуката отразилось усталое смирение, и он кивнул.
– Вы можете быть свободны, майор, – мягко сказал Виюн. – Уверен, вы хотите пообщаться с соотечественниками, поэтому не смею вас задерживать.
Кира коротко кивнула и вышла.
– Великолепная женщина, – сказал Дукат ей вслед.
Лицо Виюна моментально стало равнодушным.
– Вы уже говорили нечто подобное, но это бессмысленно, – без тени прежней любезности заметил он.
– Великолепная и очень опасная женщина, – продолжил Дукат, словно не замечая его безразличия. – И очень баджорка. Позвольте мне ещё раз спросить, действительно ли вы считаете целесообразным…
– Дукат, вы сомневаетесь в способности Основателя справиться с «твёрдыми», которых он изучал всю жизнь? – с тенью раздражения спросил Виюн. – Или в его лояльности?
– Ни в коей мере, – после короткой паузы, сказавшей Дамару очень много, ответил Дукат.
– В таком случае, займитесь своими обязанностями. Что с минным полем?
Дамар поспешно дёрнулся вперёд, намереваясь лично ответить за результат своей работы, но остановился под тяжёлым взглядом Дуката.
– К сожалению, даже помощь Гарака не позволила решить вопрос быстрее, – сказал Дукат с интонацией «я же говорил». – Но вам не стоит волноваться, это временные затруднения. Дамар делает всё, что может.
– Да. Гарак сообщал мне об этом.
Дукат чуть приподнял брови. Дамар в ответ лишь слегка пожал плечами, не представляя, с чего Гарак решил бы выгораживать его перед Виюном.
Виюн развернулся к нему.
– Однако в дальнейшем я требую, чтобы вы меньше занимались СБ и больше – полем. Основатель Одо разберётся с безопасностью, и сделает это лучше вас.
Дамар набычился.
– Это приказ! – резко добавил Виюн.
Дукат из-за его спины слегка кивнул и усмехнулся. Дамар буркнул:
– Слушаюсь.
Одо громко хмыкнул.
– Да, Виюн, я собирался показать вам последние рапорты о боевых действиях. Мы снова выигрываем, – Дукат протянул ему падд.
Виюн мгновение смотрел на него, словно не сразу смог переключиться на новый вопрос, потом отрывистым движением взял падд.
– Я ознакомлюсь. Основатель?
Одо покачал головой.
– Я собираюсь отправиться на Променад и последить за баджорцами.
– Конечно, Основатель, – Виюн поклонился, дождался ухода Одо и сам удалился в кабинет.
– Дамар, – негромко сказал Дукат. – Утрой меры безопасности с нашей стороны и занимайся этим лично. Ясно?
– Я собирался так поступить, гал.
Дукат склонил голову на бок.
– Вопреки приказу ворты? – уточнил он вкрадчивым угрожающим шёпотом.
Дамар попытался быстро вычислить, сделал ли снова что-то не так, но Дукат вдруг улыбнулся.
– Вот поэтому я всегда могу на тебя положиться. А теперь, – он подошёл к Дамару вплотную и понизил голос, – скажи-ка мне, почему Гарак хвалил тебя перед Виюном.
– Я не знаю, – честно ответил Дамар.
– Надеюсь, ты не пускаешь его к работе? – продолжил Дукат, впиваясь взглядом в его лицо.
Дамар мотнул головой, почти возмущённый таким предположением.
– Даже не оставляю одного на рабочем месте.
Вид Дуката стал задумчивым.
– Интересно. И чем же он тогда занимается? Кажется, я зря не интересовался этим вопросом.
– Ну… – Дамар озадаченно нахмурился. – Ничем. Пишет. Шьёт. Треплется иногда, – он невольно поморщился, вспомнив некоторые слова, которые вызывали в нём желание устроить драку. Но повторять свою ошибку он не собирался.
Дукат усмехнулся краем рта.
– Кажется, сладкие речи моего старого друга Гарака не произвели на тебя впечатления.
Дамар опустил взгляд.
– Я думаю, он меня провоцирует, – проворчал он.
– Вот как…
Дукат неторопливо отошёл от него и сел на ближайшее свободное место.
– Принеси мне рокуджино, – рассеяно приказал он. – И можешь прихватить себе.
Дамар предпочёл бы рокассовый сок, но послушно взял то, что просил Дукат. Заикаться о своих вкусах, когда гал позволяет разделить если не еду, то питьё, даже не пришло ему в голову.
– Итак, – протянул Дукат, сделав глоток и изучая Дамара внимательным взглядом, – что же говорил тебе Гарак?
Дамар насупился, не зная, как ответить. У него язык не поворачивался повторять небрежные замечания Гарака об отце Дуката, или о его работе во время оккупации.
– Просто болтает чушь. Я почти не слушаю, – выдавил он, сжимая чашку.
– Дамар, – укоризненно покачал головой Дукат, – как печально видеть твои попытки мне лгать. Либо не старайся совсем, либо делай это не так очевидно.
– Но я не могу повторять за Гараком! – выпалил Дамар, вспыхнув.
Ухмыльнувшись, Дукат протянул:
– Что же такого он сказал? Неужели раскритиковал политический курс Кардассии?
– Он раскритиковал вас, – сдался Дамар и поспешно сделал глоток на полкружки разом.
Дукат захохотал с нескрываемым удовольствием
– Это не смешно, это оскорбительно! – Дамар лишь в последний момент понизил голос, и бросил взгляд по сторонам. Кардассианцы очень старательно не поднимали голов от рабочих консолей, джем’хадар, судя по всему, было и правда всё равно.
– Не сомневаюсь, – всё ещё посмеиваясь, согласился Дукат, потом наклонился вперёд и похлопал Дамара по предплечью. – Ты совершенно правильно делаешь, что не обращаешь внимания на его пустословие. Гарак любит сеять раздоры и распускать сплетни, но если их игнорировать, они теряют всякое значение. Хотя любопытно, чего он хотел добиться своим злословием. Им, и ещё своим заступничеством перед Виюном. Такая дружелюбность кажется мне подозрительной. А тебе?
– Тоже, – согласился Дамар.
С его точки зрения, Гарак был подозрительным целиком и полностью, с головы до ног. Дамар до сих пор иногда задумывался, не разливается ли уже по его телу какой-нибудь медленный яд, который скажется через пару месяцев или лет. Но в лазарет с подобным вопросом идти было глупо, потому что у Гатэра всё равно не хватило бы квалификации на точный ответ, а с остальными Дамар не рискнул бы иметь дело. Немад, по слухам, успела спеться с Баширом.
– Ладно, всё это не так важно, – заключил Дукат и чуть нахмурился. – Не отвлекайся на Гарака. Намного больше сейчас нас волнует безопасность станции. Занимайся ей, и не забудь доходчиво объяснить нашим людям, чтобы не лезли во внутренние дрязги баджорцев. Если Одо так хочет, пусть разбирается с ними сам, – он дёрнул углом рта в недоброй улыбке. – Но не спускайте с них глаз.
Дамар кивнул.

***

– Ты в самом деле собираешься это сделать?! – возмущённо воскликнула Кира, и Одо оставалось только вздохнуть.
Они с Кирой сидели в его кабинете и отбирали кандидатов для службы безопасности. И почти сразу стало ясно, что это окажется нелегким делом.
– Бали! – продолжила Кира. – Ты отказываешься его брать, хотя оставляешь Ясома, который из фазера не попадёт даже в жирного кардассианца с пяти метров!
– Именно поэтому я оставляю Ясома, – терпеливо сказал Одо. – Мне не нужно, чтобы мои люди стреляли в кардассианцев. У Бали же родичи среди маки. Он сам никогда не попадался на делах с ними, но я не хочу создавать повод для ненужных недоразумений.
– Поверить не могу! – Кира с силой швырнула падд на стол, заставив Одо обеспокоиться, не сломается ли нерассчитанная на слишком грубое обращение техника.
Он вздохнул и наклонился вперёд, ловя взгляд Киры.
– Послушай, я делаю это не для того, чтобы облегчить жизнь Дукату. Я делаю это для того, чтобы облегчить жизнь нам. Если мои подчинённые не смогут сдержаться и начнут подпольную войну с кардассианцами, то Дукат очень быстро получит неоспоримый повод отобрать у баджорцев оружие и ввести военное положение. И у меня не будет логичных обоснований препятствовать этому, а Виюн не приемлет аргументов, не основанных на очевидной логике.
– Мне очень сложно верить тебе, – процедила Кира сквозь зубы, резко откидываясь на спинку и отворачиваясь.
Одо стало неприятно из-за её решительного разрыва контакта взглядов, он знал, что это означает либо страх, либо недоверие, либо ложь, в общем, ничего, помогающего наладить понимание. Одо в который раз почувствовал смесь растерянности и раздражения, и подумал, что в последнее время при взаимодействии с Кирой слишком часто испытывает эти неприятные эмоции. Он хотел вернуть в их общение прежнюю лёгкость, спокойствие и умение улавливать ход мыслей друг друга, но не представлял как. Подобно Виюну Одо умел оперировать логичными аргументами и, немного, заимствованными у гуманоидов стандартными жестами для направления и выражения чувств. Но сейчас ни то, ни другое ему не помогало. Кира хотела войны, Одо буквально чуял исходящую от неё жажду вцепиться кому-нибудь в горло. Однако он не мог разделить это бессмысленное и самоубийственное желание.
Одо уставился в свой падд, стараясь подобрать факты, которые убедили бы Киру в правильности его действий.
– Ясом давно работал с контрабандистами. Якобы без моего ведома позволял провозить кое-какую мелочь. Раз на станцию возвращаются жители, скоро следом за ними потянется и обычный сброд. Нам не помешают связи с ними в обход Кварка, которому ни ты, ни я не верим. В какой-то момент это даже может дать шанс связаться с Федерацией. Поэтому Ясом полезен, а Бали представляет опасность.
Кира издала недовольный звук, что-то среднее между фырканьем и почти кардассианским шипением.
– Ладно. Ты меня убедил. Но почему ты отказываешься брать Реджина?! Он прекрасный специалист!
Одо закатил глаза.
– Он бывший террорист и всегда ненавидел Дуката лично.
– Как и я, – ядовито заметила Кира. – Ты предложишь мне тоже убраться со станции, чтобы не злить Дуката?
– Ты прекрасно знаешь, что нет, – проворчал Одо с растущим раздражением. – Потому что я уверен, что ты достаточно благоразумна и не попытаешься застрелить Дуката прямо на мостике, подвергнув угрозе репрессий всё население Баджора. По поводу Реджина я сомневаюсь.
Кира задохнулась, уставившись на него в ярости и недоумении.
– Ты… ты… Знаешь, на самом деле мне очень хочется сделать что-нибудь вроде того, что ты только что предложил! – выпалила она, выдохнула и добавила чуть спокойнее. – Кстати, сестра Реджина работает в лазарете, и её никто не собирается прогонять!
– К счастью, я не занимаюсь набором медицинского персонала, – ровно ответил Одо. – И госпожа Реджин никогда не проявляла такой открытой неприязни, как её брат. После того, как она помогала лечить Гарака, они с братом поссорились, по моим сведениям, как раз из-за тотального несогласия на тему отношения к кардассианцам.
Кира поджала губы. Она снова взяла падд только для того, чтобы снова бросить его на стол.
– Валам?! Он же троюродный племянник Кай Винн! Он наверняка станет докладывать ей!
Одо закатил глаза, не понимая, как Кира, которую никогда нельзя было упрекнуть в глупости, не способна додуматься до настолько элементарных вещей. Возможно, дело в стрессе, решил Одо и отметил себе поговорить об этом с доктором Баширом. Он знал, что и земляне и баджорцы часто теряли способность здраво мыслить после протяжённого напряжения.
– Родственные связи – очень веский повод не ссориться с Валамом. И держать его в поле зрения. Если он свяжется с Кай Винн, я хочу точно знать, когда это случится, и что именно он ей скажет.
Кира резко встала.
– Я вижу, моя помощь тебе не нужна, – ледяным тоном сообщила она. – Ты прекрасно наберёшь людей без меня.
– Кира… – Одо замер, стараясь понять, что именно должен сказать, чтобы успокоить её или хотя бы убедить в своей невраждебности, но смог выдать только первое, пришедшее в голову. – Кира, я не хочу, чтобы на станции начались беспорядки.
– Беспорядки! – воскликнула Кира, и Одо моментально понял, что совершил фатальную ошибку. – Тебя в самом деле волнует только твой драгоценный порядок, и ничего больше! Ты на что угодно согласишься, лишь бы всё шло, как тебе нравится! Ты… ты такой же тиран, как Дукат! – с этими словами она почти выбежала из кабинета.
Одо со вздохом откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Он ощущал себя выжатым, и вдруг как никогда захотел забыть обо всём, расслабиться, стечь под стол вязкой лужей и не выползать обратно, пока его не попросит лично Кира.
– Одо? – раздался от двери неуверенный вопрос.
Разумеется, его мечтам об уединении не суждено было сбыться.
– Доктор Башир, надеюсь, вы не собираетесь предоставить мне ещё один труп джем’хадар, – сказал Одо, пряча своё неуравновешенное состояние за иронией.
– О, нет, не в этот раз.
Башир подошёл к креслу, где только что сидела Кира, опустился в него, слегка поёрзал. Против воли Одо присмотрелся к нему, не из интереса, просто по привычке подмечать детали. Ему показалось, что Башир чем-то обеспокоен.
– Что вы хотели? – спросил Одо, когда молчание стало затягиваться.
Башир обернулся на дверь.
– Кажется, только что ушла майор Кира? Она выглядела рассерженной.
Одо хмыкнул и отвернулся.
– Мы не сошлись во мнениях относительно моей СБ. Кира хочет, чтобы она мешала галу Дуката, а я не хочу… пока, во всяком случае, – он вспомнил, что хотел указать Баширу на предполагаемые проблемы Киры, и решил, что случай подходящий. – Доктор, вы не думали поговорить с ней? У меня создалось впечатление, что майор Кира… немного выбита из колеи. Я не очень хорошо разбираюсь в физиологии гуманоидов, но она может находиться в состоянии стресса.
Башир издал непонятный звук, и Одо пришлось посмотреть на него, чтобы догадаться, что это был старательно задавленный ещё в горле смех.
– Ну, – сказал, откашлявшись, Башир, – майор Кира определённо находится в состоянии стресса, уже примерно два месяца.
– Вот как, – только и смог пробормотать Одо.
Ему, конечно, было известно, что Кира тяжело переживает сдачу станции, но он не думал, что до такой степени.
– Вы опять поругались, и почему-то мне кажется, что на этот раз серьёзно, – заметил Башир, теперь без тени прежнего веселья. – Сожалею, Одо, но на мою помощь вряд ли приходится рассчитывать. Я могу прописать Кире успокоительное или ещё что-нибудь в том же духе, но скорее всего она на это обидится, а если я начну настаивать, то мы с ней тоже поругаемся, – он вздохнул. – В любом другом случае я бы посоветовал пригласить обиженную девушку на ужин и извиниться, но с Кирой это не сработает. Скорее наоборот.
– Несомненно, – поморщился Одо. – Оставим это. Зачем вы пришли?
Башир моргнул, на мгновение замер, потом резко встал.
– О, нет, ничего… Ничего, особенного. Нет, правда, пустяки, а вы, я вижу, не в том настроении, чтобы разбираться в чужих проблемах.
Одо нахмурился. Он ненавидел, когда гуманоиды так делали: сначала сообщали, что существует нечто, а потом отказывались прояснять ситуацию. Эти недозагадки всегда одурманивали Одо, лишали его покоя в попытках докопаться до сути. Как правило, предмет не стоил затраченные усилий, и речь действительно шла о сущих мелочах, но он не мог просто взять и выкинуть из своего разума незавершённые факты.
– Доктор Башир, если вы не хотите ещё больше ухудшить моё настроение, лучше поясните, зачем вы пришли. Если вам больше не нужна моя помощь, можете сразу после этого уйти, – сухо потребовал Одо.
Башир вздохнул и снова сел в кресло.
– Я хотел спросить… Ну… Вы жили с кардассианцами раньше и должны знать принятые у них правила вежливости, этикета и всего такого. На днях Дукат предложил мне иногда вместе обедать, я согласился, а Гарак почему-то очень обиделся на это, и я не понимаю, почему. Может, я не знаю, я на что-то неприличное подписался? – он широко и немного смущённо улыбнулся, но Одо почудилась в этом смутная фальшь, которую, однако, ему не удавалось точно обозначить.
Несколько секунд он изучал на Башира, потом недоверчиво переспросил:
– Дукат пригласил вас на обед?! – Одо покачал головой, не зная, как трактовать такую новость, потом с новым подозрением уточнил, – А вы действительно хотели спросить у меня именно это? Я не лучший консультант по отношениям между гуманоидами.
– Не у Гарака же мне спрашивать, – проворчал Башир. – Он всё равно не ответит. Знаете, я очень умный, но это не помогает сделать правильные выводы, если от тебя упорно прячут любую подсказку! А спрашивать у доктора Немад как-то… – он махнул рукой. – Мы с ней не дружим, чтобы я начал задавать личные вопросы. С вами мы тоже не то, чтобы дружим, но вас я знаю дольше.
Одо хмыкнул, продолжая рассматривать Башира. Это звучало убедительно, и он почти поверил, но всё равно смутно подозревал, что изначально с ним собирались говорить о чём-то другом. Ответный взгляд Башира был прямым и совершенно честным, и Одо сдался, принимая его ответ.
– Еда очень важна для кардассианцев, – сказал он спустя некоторое время. – Думаю, после стольких лет вы и сами должны понимать. На самом деле, я немного удивлён поведением Дуката, это очень яркая демонстрация того, что он считает вас равным себе по положению. На самом деле сейчас на станции не так много людей, не больше десятка, чей статус позволяет рассчитывать на предложение пообедать с ним. Вы ведёте очень важную работу для Доминиона и подчиняетесь непосредственно Виюну, так что к вам это относится, но я не думал, что Дукат это признает. Мне сложно предположить, чего он пытается добиться от вас, но рекомендую проявить осторожность. И не говорите Кире, – Одо невольно хмыкнул, представляя её ярость от такого известия. – Но в любом случае, в приглашении нет ничего неприличного, поскольку речь не идёт об ужине. У Гарака нет поводов оскорбляться… если только по какой-то причине он не посчитал ваше поведение знаком того, что вы предпочитаете ему Дуката, – Одо покачал головой, вспомнив некоторые ужасно нелепые с его точки зрения истории убийств, причиной которых служили не война, не выгода, и даже не реальная измена, а всего лишь эфемерные выдумки уязвлённого любовника. Он не относил Гарака к подобного рода глупцам, но давно привык учитывать непредсказуемое влияние ревности. – В сложившихся обстоятельствах я рекомендую пригласить Гарака на ужин, – добавил Одо с иронией. – И это не шутка, хотя вам может так показаться.
Башир прыснул в кулак, потом засмеялся уже громче. Одо вопросительно поднял брови.
– Я вспомнил, как мы познакомились, – пояснил Башир. – Он подсел за мой столик. Я тогда решил, что он просто хочет получить доступ к информации, но если общий обед – настолько статусная вещь …
– С точки зрения этикета Кардассии поведение Гарака было крайне вызывающим, – подтвердил Одо. – Но для землян и баджорцев такие вещи мало значимы, на что он, вероятно, и рассчитывал.
Башир снова хихикнул и поднялся.
– Что ж, я понял. Спасибо за пояснения, Одо.
– Всегда можете обращаться. Но я предпочёл бы, чтобы ваши вопросы были связаны с более важными вещами, чем налаживание личной жизни, – пробурчал Одо, придвигая к себе падд с делами оставшихся кандидатов в его СБ.
В ответ Башир уже откровенно рассмеялся.
– Договорились, – весело сказал он и ушёл.

***

На этот раз Башир удержался от того, чтобы глазеть по сторонам или тянуть руки к незнакомым интересным предметам. Наверное, потому что уже был здесь, и первое самое болезненное любопытство успело сгладиться. Стол у Дуката оказался роскошным и цветным, и Башир невольно задался вопросом, взялось ли всё это из репликатора, или же Дукат извернулся и раздобыл настоящую еду. В его воображении сама собой нарисовалась картина, как Дукат в поварском переднике Сиско стоит над плитой с кастрюлями и сковородками, заставляя подчинённых перемешивать соус или резать мясо. Башир едва сдержал смех.
– Присаживайтесь, – радушно пригласил Дукат, указывая на кресло напротив.
– Надеюсь, вы не собираетесь опять заводить разговор о Гараке? – первым делом уточнил Башир, опускаясь на свой стул и изучая фиолетовое нечто, по текстуре больше всего напоминающее мясо.
– А я должен говорить о Гараке? – поднял брови Дукат в великолепно невинном недоумении. – Почему? Для этого есть поводы? Насколько я знаю, он даже не мешает работать Дамару… в смысле, доктор, он ведь не мешает работать Дамару и не пытается его спровоцировать на какие-нибудь глупости? – взгляд Дуката стал насмешливо-внимательным.
Башир мысленно проклял свои попытки предсказывать кардассианцев.
– Нет, конечно нет. Он вообще старается быть дружелюбным и следит за здоровьем Дамара, как мы и договаривались.
– Ах, именно так я и думал, – при виде улыбки Дуката Башир понял, что должен обязательно уточнить у Гарака, о чём именно он беседует или пытается беседовать с Дамаром. – И нет, я вовсе не собирался говорить о Гараке. Я понимаю, что вы, как человек неравнодушный, с удовольствием раскрыли бы эту тему…
– Не особенно, – пробормотал Башир.
Он не хотел над ней даже думать. Особенно в свете того, что чем дальше, тем с большим подозрением косился Гарак, и Башир с тоской ждал неизбежного разговора про их отношения. А он всегда ненавидел такие разговоры и чувствовал себя в них почти беспомощным, несмотря на весь интеллект. Кроме того, Башир не хотел врать Гараку и, скорее всего, не смог бы сделать это успешно, но при этом считал, что тот осудит неуместные эмоции в то время, когда всех должно волновать исключительно освобождение от Доминиона.
– Просто я привык, что наши разговоры почему-то всегда заходят про него, и решил сразу уточнить, – сказал Башир после паузы и сосредоточился на фиолетовом мясе, стараясь не думать, смотрит ли на него Дукат, и если смотрит, что именно видит.
Вкус еды, чем бы она ни была, оказался странным и резким, слишком резким, как у почти любого кардассианского блюда, хотя и не совсем неприятным. Как эксперимент на один раз это показалось Баширу приемлемым, но питаться так каждый день он бы не хотел.
– Станете ли вы подозревать меня в каких-нибудь коварных планах, если я поинтересуюсь, как ваши дела? – спросил Дукат после непродолжительной паузы.
– Кардассианцев стоит подозревать, даже если они ничего такого не спрашивают, – ответил Башир, стараясь, чтобы это прозвучало весело. – Если что, это комплимент.
Дукат охотно засмеялся, принимая шутку.
– Что касается моих дел, ну… – Башир пожал плечами, – новый способ производства вайта я пока не нашёл, – он невольно поморщился при мысли, что его работа всё дальше уходит в ту область, о которой он не хотел думать, но постоянно думал.
– О, в самом деле, не стоит так расстраиваться, доктор, – покачал головой Дукат. – Я вижу, вы уже успели расправиться с мясом, так что попробуйте ка’асси. Это ягода считается десертом и подаётся в сладком соусе, а как мне известно, земляне часто испытывают слабость к сладкому.
– Иногда, – согласился Башир, приглядываясь к розовым ягодам в белой жидкости.
Тем временем Дукат продолжал:
– Не подумайте, что это пустые утешения, но я считаю, что вы полностью оправдываете наши ожидания. В конце концов, это вы нашли способ успокоить джем’хадар. Скажу по секрету, Виюн уже не знал, что с ними делать, а ведь он ворта, и создан для управления ими. Что касается вайта… – Дукат повертел в пальцах вилку, не сводя взгляда с Башира, – это сложная задача, и глупо рассчитывать, что её удастся решить с наскока. Тем более что в помощи кардассианских коллег вам отказали. Но я уверен, мы даже можем не торопиться с минным полем: если работы с ним затянется, вы нас выручите.
Башир задумчиво пережёвывал ягоды, такие кисло-сладкие, что почти сводило челюсти, и пытался понять, как следует трактовать последние слова Дуката. Была ли это всего лишь лесть? Или же откровенный намёк на то, что Дукат не спешит вернуть Доминиону новые порции вайта и войск с той стороны червоточины? Башир сомневался. Кардассианцам не нравилось владычество Доминиона, однако при этом ни один из них как будто не собирался начинать борьбу. Кроме того, Дукат был тем, кто привёл свой народ к сдаче, и напрашивалось предположение, что как раз он станет защищать новый режим до конца. То есть, это предложение напрашивалось бы, если бы речь шла не о кардассианце.
Башир пожалел, что с ним нет Гарака, который, несмотря на всю неприязнь, наверняка смог бы договориться с Дукатом намного быстрее и, главное, точно понимая, что делает.
– Благодарю за высокую оценку, но мне кажется, что вам всё же лучше не тянуть с полем, – наконец осторожно сказал Башир. – Вайт вайтом, но джем’хадар не бесконечны и гибнут в сражениях с Федерацией.
– В куда меньше степени, чем солдаты Федерации, – легко откликнулся Дукат, и в голове Башира тут же развернулись доклады, которые показывал Одо.
Он стиснул ложку и тут же приказал себе расслабить пальцы. После установки новых сенсоров потери Федерации и клингонов стремительно возросли. Если раньше избранная тактика – быстрые точечные удары с немедленным отступлением – оправдывала себя, то теперь, когда исчез эффект неожиданности, она вела к неоправданным потерям. Положение следовало спасать, но расчёты Башира однозначно говорили о том, что при заданных условиях приемлемого способа нет. Условия следовало менять и срочно.
– Что-то не так, доктор? – вкрадчиво спросил Дукат.
Башир снова расслабил пальцы на черенке ложки и зачерпнул новую порцию ягод.
– Нет. Ничего.
Дукат усмехнулся с едва заметным превосходством.
– Прошу вас, доктор, не пытайтесь врать. Позвольте, я предположу, что вы беспокоитесь о Дефаенте. Это не оскорбление и не обвинение в неверности, конечно. Я понимаю переживания о безопасности бывших друзей, даже если ваши с ними дороги разошлись. А земляне воспринимают такие вещи более болезненно, насколько я знаю.
Башир кивнул, благодарный Дукату за подсказанную отговорку.
– Могу вас утешить, «Дефаент» и капитан Сиско с командой в порядке, – сообщил Дукат то, что Башир и так знал, потом улыбнулся шире и подался к нему с заговорщическим видом. – Признаюсь, что тоже этому рад. Я всегда относился к капитану Сиско с большим уважением, и предпочёл бы союзничать с ним, а не враждовать. То, что он ещё жив, меня… удовлетворяет. Но прошу вас, никому не рассказывайте про этот мой маленький личный секрет, – Дукат приложил палец к губам в человеческом жесте и снова откинулся назад.
Башир невольно усмехнулся в ответ, неожиданно чувствуя себя немного лучше. Конечно, положение Федерации оставалось плачевным, но она пока не проиграла, а его близкие оставались живы. Потом он снова спросил себя, считать ли откровения Дуката коварной попыткой войти в доверие, или же они значат намного больше. Башир не сомневался, что Дукат давно понял, какие возможности находятся его руках. В свете задержек в работе с минным полем, это выглядело почти как открытое приглашение к сотрудничеству.
Или нет.
Башир не мог определиться. Он чувствовал, что нуждается в совете того, кто знал бы кардассианцев лучше. Но говорить с Гараком он всё ещё был не готов, Кира разозлилась бы от одной идеи союза с Дукатом, а поднять эту тему с Одо, который только что поссорился с Кирой по похожему поводу, он так и не решился.
Дукат отставил свою тарелку и аккуратно вытер губы.
– Вы снова задумались, доктор, – заметил он.
– Вообще-то, я пытаюсь понять, зачем вы меня пригласили на самом деле, – ухмыльнулся Башир собственной честности. – Мне всё время кажется, что вы хотите меня втянуть в какую-нибудь интригу, или выманить парочку секретов, или ещё что-нибудь в таком духе.
– О, помилуйте! – закатил глаза Дукат. – Мне льстит репутация моей расы, но это уже слишком. Я всего лишь хочу хорошую компанию для обеда, – он вздохнул, оглядывая стол почти с грустью, потом поднял взгляд на Башира. – Вы же давно общаетесь с Гараком, доктор, вы должны понимать, как важно для нас разделить еду с достойным собеседником. А нынче у меня небогатый выбор. О! – он вскинул руки, – Только не подумайте, будто это значит, что ваша компания для меня исключительно вынуждена. Но судите сами. Виюн не ест, и даже за обеденным столом способен говорить лишь о своих распоряжениях. Одо меня как будто избегает, – Дукат снова вздохнул, – несмотря на нашу былую дружбу… Кстати, вы общаетесь довольно тесно. Он высказывал какое-то недовольство мной?
Башир задумался, считать ли ссору Одо с Кирой проявлением лояльности к Дукату, и стоит ли разглашать этот факт.
– На самом деле, не могу сказать, что мы особенно тесно пересекаемся, – медленно начал он. – Сейчас даже ещё меньше, чем раньше. Но мне кажется, Одо вполне к вам расположен. Майор Кира, например, считает, что излишне расположен.
Дукат мечтательно улыбнулся.
– Ах, майор Кира. Вот чью компанию я счёл бы самой приятной для обеда. Но, видимо, она до сих пор на меня обижена.
Башир подавился смехом и лишь чудом не выплюнул ягоды прямо на стол. Он поспешно зажал рот и с усилием проглотил их большим комом.
– Доктор?
– Простите, – кое-как выдавил он. – Просто «обижена» не то слово, которое бы я выбрал для описания чувств Киры к вам.
«Она вас ненавидит» – хотел добавить Башир, но решил не испытывать меру благодушия Дуката без веских причин.
Дукат поджал губы и сухо сказал:
– Не понимаю причины такого отношения.
– Вы же бывший глава оккупации.
Башир взглянул на него с нескрываемым недоверием. Ему казалось очень странным, что можно не понимать настолько простых вещей.
– Это было в прошлом! – возмущение Дуката казалось неподдельным. – И даже тогда я делал всё, чтобы уменьшить страдания баджорского народа, – Башир хмыкнул про себя, вспомнив программу безопасности Дуката для подавления восстания, но не стал перебивать, а тот продолжал: – Вы знаете, что при моём управлении смертность рабочих снизилась на двадцать процентов? Уверяю, я добился бы большего, если бы командование мне не мешало! Вот что я вам скажу, доктор. Баджорская эмоциональность – не только их главное достоинство, но и их же основной недостаток. Она мешает во всём: в ведении дел, в умении превращать врагов в союзников, просто в повседневной жизни!
– Ну, я-то понимаю, что вы не так ужасны, как рисуют баджорцы, – решил согласиться Башир, позабавленный неожиданным волнением Дуката, слегка противоречившему словесному обличению эмоций. Впрочем, по сравнению с проявлениями Киры Дукат действительно проявил исключительную сдержанность. – Но я не жил здесь во время оккупации. Для любого местного жителя вы просто ходячий символ прежнего рабства, особенно сейчас, когда снова руководите станцией. Вы, сами по себе, и ваши действия при этом уже никого не волнуют, и Киру в первую очередь. Вы как личность для неё просто не существуете.
Дукат неотрывно смотрел на него, и Башир осёкся.
– Извините, я не хотел показаться грубым, – добавил он тише. – В общем... лично я не считаю вас каким-то особым злодеем.
– Благодарю, доктор, – сухо произнёс Дукат, затем опустил взгляд на стол. – Я удивлён, как быстро вы едите. Кажется, ка’асси мне сегодня не достанется.
Башир недоумённо уставился на незаметно опустевшую тарелку.

@темы: Элим Гарак, Фанфик, Скрейн Дукат, Одо, Кира Нерис, Джулиан Башир, Гарак/Башир, Вейюн, PG-13

Комментарии
2015-06-08 в 23:38 

Как же мне нравится эта история! Открыла её совершенно случайно - и не могу оторваться)))
Я в восторге от того, какими яркими получаются все без исключения герои. Взаимная неприязнь, а порой и ненависть так и искрит - и при этом в каждом есть что-то хорошее, каждый по-своему обаятелен. Если бы им только быть чуточку терпимее друг к другу... В этом доктор Башир и Одо подают остальным отличный пример)
Потрясающе передана атмосфера хрупкого равновесия на станции - и оно вот-вот, кажется, нарушится или в одну, или в другую сторону...
И ещё - я обожаю в этой истории Дуката, умного, адекватного, эмоционального Дуката, именно такого, каким он и должен быть) Он очень... настоящий.Все его недостатки в зависимости от ситуации мгновенно превращаются в достоинства - и наоборот)
Читать очень интересно, сюжет прямо затягивает) Я буду ждать продолжения.
Не представляю, возможен ли вообще в такой ситуации счастливый конец, но уж очень хочется, чтобы хорошо было всем)))

2015-06-09 в 00:03 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Кристиания, большое спасибо за такой отзыв, мне ужасно приятно. В том числе, потому что это то, что я хотела написать - всех хороших, обаятельных, просто непонимающих друг друга. И Дуката тоже хотела, да))))
И - хорошо будет всем! Ну, практически... :-D

2015-06-10 в 00:14 

Rendomski
A magician might, but a pineapple never could (C).
Да-да, согласна с Кристиания, точки зрения разных персонажей на происходящее очень колоритные :). Уж не думала, что Веюна пожалею за то, как ему голову заморочили эти неорганизованные, Доминионом неусовершенствованные твёрдые :lol:. Дамар со своим канонным преклонением перед Дукатом вовсе умиляет до подгибающихся коленок :heart:. Ну и авторские кардассианки, ах, настоящие змеи, да ещё и ядовитые :laugh:.
Колоритная сцена переговоров, эк Одо сорганизовал всех по местам и не дышите, а то всё снова вверх тормашками перевернётся. Тут уж не скажешь: «Как ни садитесь, а в переговорщики не годитесь» :).
Гарак и Башир со своим вокруг-да-около-недо-не только сексом по умолчанию сплошной кинк и ми-ми-ми :inlove:!

2015-06-10 в 08:08 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Rendomski, спасибо )))
Дамар с его "великим человеком" и прочим меня ещё в каноне умилял до нимагу, пока Зиял не убил, скотина :laugh::laugh::laugh:

со своим вокруг-да-около-недо-не только сексом по умолчанию сплошной кинк
да! :buddy:

     

For Cardassia!

главная