Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:28 

Фанфик| Гарак/Башир

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
Автор: Botan-chan
Соавтор идеи: TedTheFat
Фэндом: Star Trek: DS9
Жанр: джен, романс, АУ
Категория: слэш
Пейринги, персонажи: Башир/Гарак, Дукат, Кира (намёк на Дукат/Кира), Дамар, Виюн, остальные
Рейтинг: PG-13(?)
Саммари: при сдаче ДС9 Доминиону Башир и Гарак остаются на станции.

Пролог, глава 1, глава 2, глава 3, глава 4, глава 5

Глава 6

– Потрудитесь объяснить, что это значит, Дукат, – Виюн указал на запись на экране своего падда.
Он не помнил, когда ещё испытывал подобное раздражение, и почти стыдился своих эмоций, которые, как ему казалось, опускались к примитивной ярости джем’хадар. Дукат проследил взглядом, куда указал Виюн, и приподнял брови.
– Сообщение о прибытии нового медицинского персонала. Наконец-то, я ждал их ещё несколько дней назад, – он посмотрел на Виюна и как будто недоумённо добавил: – Боюсь, я не понимаю, что именно вызывало ваше недовольство.
– Вы обязаны согласовывать подобны назначения со мной. Вы не управляете этой станцией единолично, – сообщил Виюн.
Необходимость снова и снова повторять очевидное досаждала ему.
Виюн невольно покосился на стоявшего у окна Одо. Присутствие Основателя тоже его беспокоило. Виюну казалось, будто Одо наблюдает за ним, оценивает, и не был уверен, что справляется. Это ощущение оказалось новым и потому очень тревожным. Виюн всегда справлялся, он считался одним из лучших ворт своего поколения. Основательница предпочитала его услуги любым другим.
Однако теперь Виюн усомнился в своих способностях держать ситуацию под контролем. Что-то шло не так, а он не только не мог это исправить, но даже не улавливал, в чём именно заключается ошибка. Просто Дукат иногда вёл себя так, словно остался единственным хозяином на станции, но при этом не подавал ни одного явного повода для обвинений в неповиновении. И его люди, будто учуяв это, следом позволяли себе не меньшие вольности – на своём уровне.
– Я крайне извиняюсь. Я не думал, что этот мелкий вопрос действительно имеет значение, – голос Дуката переполняли сожаление и любезность. – И нам действительно нужны медики. У нас уже есть два несчастных случая и пятеро пострадавших. Нам просто повезло, что никто не погиб. Алон Гатэр не справляется с серьёзными травмами, его квалификации для этого недостаточно, а доктор Башир занят другой работой. Кроме того, его познания в кардассианской медицине тоже ограничены.
Аргументы были здравыми, и Виюн засомневался, не начал ли он придираться по мелочам. В Доминионе считалось общеизвестным фактом, что от обычных гуманоидов бесполезно требовать следования всем инструкциям, якобы, их способностей не хватает для безукорезненного выполнения протокола. И если ворта не умел различать, когда нарушения ещё не требуют наказания, он не считался пригодным к работе с подопечными расами. Виюн опять взглянул на Одо, но тот молчал, и осталось неясным, что он подумал по поводу начатого спора.
– Я не подразумевал, что увеличение медицинского персонала неразумно, – наконец согласился Виюн. – Однако я вынужден напомнить, что подобные вещи должны согласовываться со мной, – он снова посмотрел на записи в падде. – Что это за женщина, Силана Немад?
– У неё прекрасные характеристики, – с готовностью откликнулся Дукат. – Высокий рейтинг в министерстве медицины и никаких нареканий за всю карьеру. Нет сомнительных связей, нет сомнительных идей, никаких подозрений в нелояльности действующему режиму. Её отбирали самым тщательным образом, полагаю, именно это затянуло решение вопроса. С доктором Немад прибудет её студентка в качестве помощницы.
Виюн на секунду задумался. На Кардассии и до прихода Доминиона существовал сносный, по его оценке, контроль за членами общества. Виюн склонен был довериться ему в данном вопросе, впрочем, не без оговорок.
– Когда Силана Немад прибудет на станцию, я хочу её видеть. Перед тем, как утвердить её на должность, я проведу собеседование.
– Как пожелаете, – согласился Дукат с покорностью, которая показалась Виюну несколько подозрительной.
Одо у окна хмыкнул. Виюн стремительно повернулся к нему.
– Вы не согласны с моим решением, Основатель? – он обеспокоился, что после очередной уступки Одо решил, будто он подчиняется Дукату.
Одо качнул головой.
– Нет. Всё правильно. Кардассианцам действительно нужны врачи. Тем более, травм скоро может стать больше.
Дукат нахмурился.
– Что вы имеете в виду? Если речь идёт о компетентности моих людей…
Одо снова хмыкнул, перебивая его, на этот раз с несомненным оттенком насмешки.
– Нет, Дукат, я не оцениваю вас или ваших техников. Они хорошо работают, учитывая, что шеф О’Брайн постарался максимально усложнить жизнь захватчикам. Я говорил о конфликте с джем’хадар. На Променаде время от времени возникают… столкновения, выражусь так, – в тоне Одо появилось отчётливое недовольство. – И, боюсь, их начинают джем’хадар.
– Я приношу извинения, Основатель, – поспешил заверить Виюн, чувствуя, как тревога растёт. Подозрение в том, что он не справляется со своей задачей, было мучительно для него. – Я прослежу, чтобы такие инциденты не повторялись.
– Но в чём дело? Я думал, ворты полностью контролируют солдат. У джем'хадар верность заложена на генетическом уровне, – спросил Одо.
Виюн покосился на Дуката, который слушал их с вежливым интересом и как будто не замечал несомненного осуждения Одо. Виюн не верил, что Дукат мог упустить такую потенциальную возможность усилить свою позицию в глазах Основателя.
– Джем’хадар послушны, – ответил Виюн после короткой паузы. – Проблема в их жажде насилия. К сожалению, гарнизон Терок Нор бездействует несмотря на войну. И нам даже пришлось запретить обычные дуэли между солдатами, потому что они слишком часто приводят к летальному исходу, а пополнять армию мы не можем. Во всяком случае, пока минное поле перед червоточиной на месте, – он рассчитывал, что упоминание этой проблемы достаточно ясно напомнит о промахах Дуката.
Тот отреогировал моментально: с сокрушённым видом повернулся к Одо.
– Шеф О’Браин и Сиско действительно умны, их ловушки оказались хитрее, чем мы думали. Работа продвигается не так быстро, как всем хотелось бы... однако срок, который нам дали на решение задачи, ещё не истёк.
– Который вы потребовали для решения задачи, – поправил Виюн. – Осталось всего несколько дней, и мне не кажется, что вы близки к успеху.
– Мы делаем всё возможное.
– К сожалению, ваши старания не решают проблему, – заметил Одо. – Я боюсь, что скоро на Променаде возникнут даже худшие беспорядки, чем когда станцией владела Федерация. Очень плохо, если наши люди начнут драться друг с другом, – Виюн услышал раздражение в его тоне.
С тенью обиды Виюн подумал, что всё было бы проще, если бы кардассианцы не вели себя столь вызывающе и не смотрели на джем’хадар как на потенциальных врагов. Джем’хадар воспринимали подобные вещи инстинктивно, и у них мгновенно включалась программа уничтожения противника. Однако вслух Виюн этого не сказал. Обвинение в слишком наглых взглядах прозвучало бы жалко и только укрепило бы впечатление о его бессилии в глазах Одо.
– Возможно, джем’хадар следует как-то успокоить? – вкрадчиво спросил Дукат, делая несколько шагов туда и обратно, как всегда, когда задумывался. – Доктор Башир может помочь нам в этом вопросе? Чем он там вообще занимается, у себя в лаборатории?
Он прошёл за спиной Виюна, остановился где-то за его левым плечом. Виюн не мог понять эту странную связь между физическим движением и мыслительным процессом. Перемещения Дуката напоминали ему одновременно невротическое расстройство и кружение рептилии вокруг добычи, и вызывали смутную неприязнь.
– Работа доктора Башира – не в вашей компетенции, – снова сообщил очевидное Виюн. Однако высказанная мысль зацепила его. Он подумал, что есть резон отложить поиски альтернативы вайту, которого пока хватало в хранилище, и попробовать сделать добавку, которая усилила бы седативный эффект. Также можно было снова разрешить сражения, не до смерти, если только Башир сможет быстро возвращать солдат в боеспособное состояние. Либо использовать оба способа для погашения напряжённости.
– Гал Дукат, пройдите в командный центр, – раздался по связи голос майора Киры.
Дукат как будто слегка встрепенулся, моментально разворачиваясь к дверям, но сразу приостановился.
– С вашего позволения и прошу меня извинить, – обратился он к Одо и Виюну и только после ответных кивков поспешно вышел из кабинета.
Одо хмыкнул ему вслед, потом повернулся к Виюну.
– Гал Дукат поступил разумно, запросив с Кардассии медиков. Но у меня вызывает любопытство его настойчивый интерес к работе доктора Башира. Вайт – стратегически важная вещь, а кардассианцы… – он задумчиво покачал головой, – кардассианцы хитры и коварны. Я не думаю, что разумно подпускать найденную им женщину к вайту. И, возможно, к лечению джем’хадар тоже, если такое понадобится. К слову, вам стоит разрешить солдатам спускать пар. Мне действительно не нравится их настрой.
Виюн согласно наклонил голову.
– Я как раз подумал об этом, Основатель. Я выясню, насколько доктор Башир готов оказывать необходимую медицинскую помощь, и в случае удовлетворительного ответа отменю запрет на бои. И, разумеется, я не дам разрешения подключить к его исследованиям Силану Немад.
– Хорошо. Это правильно, – ответил Одо. Это был первый хороший момент Виюна за утро.

***

– Добрый день, Виюн! – Башир вышел из лаборатории, ухмыляясь от уха до уха. Ему показалось, что Виюн едва заметно поморщился, но даже если и так, он тут же надел свою нарочитую приветливую улыбку.
– Доктор Башир, прошу вас немного подождать. Сначала я должен закончить дело. Это доктор Силана Немад и её студентка Савира Бран, – он повёл рукой в сторону двух кардассианок, в которых Башир немедленно впился взглядом.
Как раз их появления он ждал со вчерашнего дня, с момента, когда Одо рассказал об инициативе Дуката. Башир невольно заухмылялся ещё шире, вспомнив возмущение Гарака, который немедленно принялся убеждать их с Одо, что Дукат просто намеревается поместить как можно больше своих людей рядом с лабораторией. В глубине души Башир был согласен с Гараком. Он не ждал от Дуката нового нападения, но вот пристального внимания – да. Однако он всё равно был рад, что в лазарете появятся новые медики.
– Очень рад вас видеть, – искренне сообщил кардассианкам Башир.
Немад ответила мягкой улыбкой и нейтрально-вежливым приветствием. Она была высокой и широкой, с почти прямоугольной фигурой, её полуседые волосы были собраны в странный высокий узел на макушке. Башир даже на секунду испугался, что причёска вот-вот рассыплется, а такие вещи в момент официальных встреч плохо влияют на дальнейшее общение.
– Я слышала о вас, доктор Башир. Необычайно счастлива познакомиться, – сказала Немад, охватывая его любопытным невраждебным взглядом.
Баширу стало любопытно, кто вводил её в курс дел на станции, и в каком свете. Наверняка это сделал Дукат, но оставалось только гадать, какова должна была быть его характеристика после недавнего инцидента. Немад казалась доброжелательно настроенной, но Башир уже давно не верил кардассианскому дружелюбию.
– Доктор Башир, я присоединюсь к вам чуть позже, – повторил Виюн. – У меня для вас есть новая интересная тема для работы. Только покажу нашим новым служащим лазарет.
– Если хотите, я могу помочь, – предложил Башир, подходя ближе к ним. Виюн слегка качнул головой, но он притворился, что ничего не заметил и продолжил вполне искренне: – На самом деле, я очень хочу помочь! Я давно хотел вплотную заняться кардассианской медициной, – Башир уставился на Немад почти влюблённо. – Уверен, мы найдём общий язык.
Немад чуть склонила голову к плечу.
– Обмен знаниями и опытом всегда полезен. И что меня особенно радует, это то, что вы первым сделали такое предложение! Представители Федерации даже в мирное время склонны предвзято относиться к моему народу. Приятно встретить человека с открытым разумом, – с энтузиазмом откликнулась она.
Башир моргнул, испытав на секунду лёгкое чувство дежавю, настолько знакомой ему показалась её манера речи и интонации. Но он мгновенно справился с этой лёгкой растерянностью.
– Ну, я больше не представитель Федерации. И, надеюсь, я никогда не относился к предвзято к кардассианцам, – он снова ухмыльнулся. – Я даже думаю, что научился находить с вами общий язык. Во всяком случае, дружить с одним из вас несколько лет подряд было приятно.
Немад чуть приподняла брови в весёлом изумлении, но из-за её плеча донёсся глухой недовольный фырк. Башир посмотрел на Бран, которая стояла позади наставницы и изучала его довольно неприязненным взглядом.
– Что-то не так? – спросил Башир.
– Вы несколько лет общаетесь с кардассианцем и всё ещё не представляете нашу биологию? Для учёного не очень наблюдательно, – ответила Силара, явно стараясь придерживаться спокойного тона, но не очень успешно.
– Девочка, не стоит так сурово судить… землянина, – мягко возразила Немад, поворачиваясь к ней. Башир не сомневался, что она хотела сказать «мужчину», но в последний момент передумала. – В конце концов, скрытность – одна из самых сильных сторон нашей расы.
Бран поджала губы. Башир с любопытством вгляделся в её лицо с маленькими гладкими гребнями, свойственными молодым кардассианцам. Потом его взгляд невольно скользнул ниже. В отличие от Немад, одетой в строгий болотно-серый костюм, Бран носила лёгкое ярко-жёлтое платье. Тонкая ткань плотно обтекала её фигуру, и Башир невольно задался вопросом, как прокомментировал бы Гарак этот наряд, и зачем всё-таки кардассианским женщинам грудь, ведь их раса даже не относится к классу млекопитающих.
Конечно, если это была грудь.
Встреться они при других обстоятельствах, возможно, Башир попробовал бы проверить лично.
– Понимаете, в Федерации не принято преследовать друзей с трикодером наперевес или с гипоспреями для взятия анализов, – после короткой заминки сказал Башир, продолжая изучать фигуру Бран.
Та громко хмыкнула.
– Чтобы получить желаемые сведения, не обязательно бегать за кем-нибудь с трикодером. Всегда можно найти более тонкие пути… если хватит сообразительности, разумеется, – её слова прозвучали явным вызовом, а не шуткой, и Башир с внезапным беспокойством вскинул голову, опять заглядывая ей в лицо.
У неё были глубокие тёмные глаза, сверкавшие неприкрытым гневом. Башир вспомнил, что рассказывал Майлз о своём маленьком недоразумении с Гилорой Режал, и хотя он всё ещё хотел узнать, что скрывается под одеждой кардассианок под видом груди, не могло идти и речи не о каких любовных интрижках здесь и сейчас. Он невольно переступил с ноги на ногу.
– Прошу прощения, – неуверенно начал он, – я просто на всякий случай хочу уточнить. Вы ведь сейчас не попытались со мной флиртовать?
– Что?!
Лицо Бран исказилось от возмущения, Виюн резко повернул голову сначала к ней, потом к Баширу, а Немад негромко рассмеялась.
– Я хочу сказать, один мой друг, землянин, случайно попал в неприятность похожим образом, – зачастил Башир, чувствуя, как от неловкости горят щёки, – сначала он ссорился с кардассианкой, а потом получил от неё неудобное предложение, кажется, там шла речь о семье и детях. Та женщина рассказала, что когда кардассианцы ссорятся, это может быть флиртом, и вы сейчас так… так… – он махнул рукой, не зная, какие правильные слова подобрать.
Бран громко зашипела, а Немад покачала головой, всё ещё весело улыбаясь.
– Я же говорила, девочка, что тебе давно пора научиться держать себя в руках, – сказала она и вдруг подмигнула Баширу с заговорщическим видом.
Шумно втянув воздух, Бран стиснула зубы и промолчала.
– Простите, я не хотел никого оскорбить, просто я, эээ, не заинтересован, – пробормотал Башир.
– Однако я должна просветить вас, – заговорила Немад таинственным шёпотом, подходя ближе и наклоняясь к его уху. – Настолько откровенные формы привлечения внимания не используются сразу, это не очень прилично. Хотя, конечно, вы не могли этого знать. В последние годы на Терок Нор бывало слишком мало кардассианцев, – её заговорщический вид снова напомнил Баширу что-то очень знакомое.
Бран прикусила губу и бросила на Немад обиженный взгляд. Башир подумал, что отношения между наставниками и учениками на Кардассии совсем не такие, как он себе представлял. Раньше по прочитанным книгам, по обмолвкам Гарака и по ужасающему отношению Тейна, у него сложилось впечатление, что студентов воспитывают весьма сурово. Однако Немад проявляла очевидные мягкость и снисходительность. Возможно, решил Башир, он чего-то не знает. Или не замечает. Или Тейн был не только паршивым отцом, но и посредственным учителем.
– Доктор Башир, я думаю, что мы всё же обойдёмся без вашей помощи, – сказал Виюн, и его новая улыбка получилась ещё более ненастоящей, чем обычно. Башир ещё раз взглянул на Бран и осторожно попятился.
– Прошу прощения. Как скажете, – согласно пробормотал он, решив, что на одно первое знакомство уже хватит смущающих моментов.
Виюн благодарно кивнул и обратился к Немад:
– Пройдёмте, доктор. Для вас у нас тоже есть несколько пациентов.
– Больные, раненные? – уточнила та.
– Боюсь, что раненные. Несчастные случаи во время ремонта, – Виюн изобразил глубокий вздох сожаления.
– О, тогда чего же мы ждём? Покажите нам их, – на прощание она ещё раз улыбнулась и подмигнула Баширу. – Полагаю, мы ещё найдём время побеседовать, а сейчас нас ждёт долг.
– Конечно.
Виюн, Немад и всё ещё обиженная Бран прошли в блоки к пациентам, Башир длинно выдохнул и отступил в свой кабинет.
– Вы произвели впечатление, – чуть насмешливо, чуть недовольно сказал Гарак.
Башир повернулся к нему, складывая руки на груди в защитном жесте.
– Боюсь, не то, которое хотел, – проворчал он.
Гарак заправил в иглу новую нить, неопределённо подняв и опустив брови.
– Затрудняюсь согласиться или опровергнуть, мой дорогой доктор. Я понятия не имею, на какую именно реакцию вы рассчитывали. Но могу определённо сказать, что теперь госпожа Немад вряд ли воспринимает вас всерьёз.
Башир фыркнул и прошёлся туда-сюда. Он чувствовал разочарование и ещё лёгкое раздражение от того, что у него не получилось нащупать правильную линию поведения. Это казалось просто возмутительным после стольких лет успешного взаимодействия с Гараком и блестяще проведённого разговора с Дукатом.
– Не понимаю, почему так получилось! – выпалил Башир, останавливаясь и снова разворачиваясь к Гараку всем телом.
Тот словно не заметил невысказанного вопроса и продолжил накладывать ровные стежки вышивки. Несмотря на злость Башир невольно загляделся на отточенные движения его пальцев, а потом, поймав себя на этом, резко отвернулся.
После некоторой паузы Гарак бросил на него быстрый косой взгляд и вздохнул с показным недовольством.
– Ну, стоит начать с того, что при первом знакомстве предпочтительно смотреть женщинам в глаза. Раньше я об этом не упоминал, потому что это казалось мне очевидной формой вежливости. Какое упущение с моей стороны, – в голосе Гарака прорезалась ядовитая насмешка.
Башир отвёл взгляд, спрашивая себя, как Гарак узнал, куда он смотрел, если даже не присутствовал в комнате при разговоре.
– Я просто... – он осёкся и глубоко вдохнул, стараясь успокоиться. Он не до конца понимал, почему вдруг начал оправдываться, и это только усилило его смущение. – Я просто не понимаю, для чего кардассианкам грудь! У вас не должно быть молочных желез!
Гарак кивнул с предельно серьёзным и от того ещё более издевательским видом.
– Научный интерес, разумеется. Я никогда не устану восхищаться вашим пытливым умом, мой дорогой доктор. К слову, это не молочные железы. Это рудиментарные остатки рогов, с помощью которых самки наших предков сражались за территорию. Под одеждой действительно напоминают грудь женщин млекопитающих рас.
– Должно интересно выглядеть, – протянул Башир, пытаясь представить как это может быть устроено. Хрящи, как в гребнях? Для драки слишком мягко, но ведь это уже не рога.
– Да вы с ума сошли! – всплеснул руками Гарак, отбросив вышивку на стол. Башир, не понимая, в чём дело, смотрел, как он несколько раз молча открыл и закрыл рот. – Вы всерьёз намереваетесь очаровать госпожу Бран?! – продолжил Гарак, кое-как справившись со словами. – Вы что, не понимаете, как это опасно, тем более сейчас…
– Нет, ты не понял, – попытался возразить Башир, но Гарак, не слушая, вскочил и начал на него наступать.
– Знаете, мой дорогой доктор, я был лучшего мнения о вашем самоконтроле! Но если уж вы действительно не можете обходиться без секса, то уж лучше этой вашей потребностью займусь я.
– Нет! – рявкнул Башир, заставив Гарака замереть. – Нет, – повторил он тише. – У меня всё в порядке с самоконтролем, и... я не думал, что ты такого низкого мнения обо мне!
Гарак помолчал, потом поджал губы и протянул.
– Прошу прощения, я не думал, что моё предложение вас оскорбит. Но не волнуйтесь, я могу больше не подходить к вашей кровати…
– Хорошая мысль.
– …и комнате.
– Гарак, какого чёрта?!
Башир сердито вдохнул, очень желая хорошенько Гарака встряхнуть. Он строил предположения, как трактовать внезапную сцену и нет ли в словах Гарака непредсказуемого подтекста. Но ничего правдоподобного Баширу в голову не приходило.
Гарак с независимым видом вернулся на своё место и снова взял вышивку. Его движения иглой стали чуть-чуть, почти незаметно недостаточно точны. Башир встряхнул головой, всё ещё стараясь понять, что сейчас произошло, а ещё – почему от предложения Гарака в нём до сих пор ворочается глухое раздражение. Тем более это имело смысл, точнее, имело бы, если бы перед Баширом действительно возникла проблема удовлетворения или он вдруг забыл, что для сбрасывания сексуального напряжения партнёр не нужен.
Он глядел на Гарака и ломал голову, нужно ли извиняться, чтобы разрядить обстановку, и если да – то как именно. После короткого анализа Башир пришёл к выводу, что да, за продемонстрированное легкомыслие.
– Гарак, – он подошёл и сел рядом, – во-первых, ты никуда не станешь переезжать, нам по-прежнему безопаснее вместе. Во-вторых, к Бран у меня действительно чисто научный интерес. В-третьих, даже если бы это было не так, то я точно не стал бы с ней заигрывать до того, как всё закончится, я же не идиот! Последние двадцать пять с половиной лет, во всяком случае.
Руки Гарака на мгновение замерли, потом снова задвигались в прежнем ритме, но Башир побился бы об заклад, что напряжение рассеивается, и расплылся в довольной улыбке.
– Ты думаешь, эти женщины действительно так опасны? – спросил Башир, чтобы закрепить эффект. – Немад показалась мне очень милой, но… – он заколебался, формулируя, – например, ты тоже любишь казаться милым. И Дукат умеет быть очень любезным. Но это ничего не значит.
– Любой кардассианец опасен, – бесстрастно ответил Гарак после мимолётной заминки. – И особенно женщины. Нам следует быть настороже. Я добавил к лабораторной двери дополнительный замок, сделайте одолжение, не забывайте им пользоваться.
Башир невольно рассмеялся от такой нестандартной заботы и повернул голову, рассматривая его профиль.
– Что бы я без тебя здесь делал?! – искренне выдохнул он. – Уже провалил бы всё, наверное.
Его недавнее недовольство рассеялось, сменившись теплом от собственного признания и ощущения, что Гарак сидит рядом, и можно навалиться на него, отдыхая, или провести пальцами по гребням в ни к чему не обязывающей ласке. Башир снова нахмурился, осознав последнее желание, и в нём дёрнулось, казалось, уже пережитое раздражение. Собственные чувства озадачивали его. После первого пробуждения на захваченной станции с Гараком в обнимку, Башир запретил себе копаться в собственных порывах, но сейчас подумал, что это решение стоит пересмотреть. Перед ним стояло слишком много сложных задач, а подавленные эмоции могли дать слишком много негативных эффектов, чтобы оставлять их без внимания.
– Мой дорогой, вы бы прекрасно справились без меня. Просто приложили бы немного больше усилий, – легко сказал Гарак, но Башир видел скрытую довольную усмешку в уголках его рта.
На пару секунд между ними опустилась приятная умиротворённая тишина, но потом дверь открылась, пропуская Виюна. Башир вскочил на ноги.
– Так что вы сегодня для меня приготовили?

***

Появление доктора Немад вызвало у Гатэра весьма смешанные чувства. С одной стороны, он радовался тому, что больше не придётся иметь дело с серьёзными травмами и рисковать убить кого-нибудь. Но с другой стороны, теперь в нём перестали нуждаться даже как в медике, а значит, больше ничего не препятствовало его устранению. Умирать Гатэр не хотел, а ещё больше не хотел оказаться под скальпелем у Башира. Однако с третьей стороны, Гатэр так устал ждать, что именно сегодня споткнётся и свернёт себе шею – исключительно по несчастливой случайности – что мысль о возможном окончании всего этого принесла ему почти облегчение.
– Сейчас в лазарете находятся трое раненых, – пояснял Гатэр Немад, пока она осматривала оборудование и запас медикаментов. – Я намеревался отпустить двоих завтра утром. Но вот третий, Валэм, находится здесь уже больше недели, – он невольно опустил глаза. – Полагаю, последствия моей ошибки во время операции. К сожалению, я не знаю, как исправить положение.
– Мы должны поблагодарить вас и за то, что бедняга вообще остался жив, – фыркнула Бран.
Гатэр запнулся от удивления и вопросительно посмотрел на Немад. Та с лёгкой полуулыбкой меняла режимы сканера, словно не заметив бесцеремонности своей студентки. Бран порывисто обернулась к ней.
– Доктор Немад, разрешите?
– Конечно, девочка, – откликнулась Немад, протягивая ей настроенный сканер. Бран взяла его и подошла к Валэму. Её легкомысленное платье вместо предписанной униформы смотрелось ужасно вызывающе на фоне биокровати и стандартной больничной пижамы. Гатэр снова покосился на Немад. Когда он пытался окончить университет, то столкнулся с куда более суровой дисциплиной.
Бран провела сканером над рёбрами Валэма, и Гатэр поймал его немного растерянный взгляд. Скорее всего, Валэм тоже привык, что врач должен выглядеть и вести себя строже. Бран нахмурилась, несколько секунд сосредоточенно рассматривала показания сканера, потом чуть повела телом, словно собиралась развернуться к Немад, но в последний момент передумала. Она поджала губы и решительно сказала:
– Неправильная доза обезболивающих и плохо сросшиеся кости. Осколки были собраны как попало.
Гатэр сглотнул, уткнувшись взглядом в пол, и в тысячный, наверное, раз за последнее время подумал, что стоило больше стараться для повышения уровня. Ну и что, что карьера ему не светит, зато не пришлось бы стыдиться за проделанную работу, особенно перед Валэмом.
– Не будь так строга, девочка, – добродушно сказала Немад. – В конце концов, для медбрата операция блестящая и, как ты правильно заметила, пациент остался жив, – она чуть улыбнулась Валэму, который тут же уставился в потолок.
Гатэр передёрнулся, не совсем понимая, почему его заставляет напрягаться вкрадчивая мягкость голоса Немад. Он с лёгкой настороженностью проследил, как она подошла к биокровати и заглянула на экран сканера через плечо Бран.
– Действительно, кость придётся ломать и сращивать заново. Ничего страшного, это несложно, и я нашла здесь достойную анестезию. Вы будете в порядке.
– Благодарю, доктор, – отрывисто ответил Валэм тоном, которым отчитываются перед старшими офицерами.
– И вы тоже будете в порядке, – неожиданно продолжила Немад, оборачиваясь и неторопливо приближаясь к Гатэру.
– Простите? – он вытянулся по стойке, как перед галом. – Со мной что-то не так?
Немад покачала головой.
– Гатэр, мальчик, я увидела достаточно, так что не поверю, будто ты не знаешь собственного диагноза, – она расстегнула ему воротник, с нажимом провела по основанию шейного гребня, изучая кожу. Потом обеими руками взяла за скулы, наклонила голову сначала вправо, потом влево. – Стресс, крайнее нервное истощение, – Бран за её спиной хмыкнула, Гатэр сглотнул. Немад проигнорировала обоих. – В таком состоянии нельзя подходить к пациентам, тебе нужен отдых. Пары дней, я думаю, хватит. Что ты принимаешь сейчас?
– Ничего, – выдавил Гатэр. Конечно, это было неправильно и непрофессионально, но попытки выписать себе успокоительное очень быстро приводили к воображаемой картине, как доктор Башир подносит к его шее гипоспрей или Гарак подменяет ампулы. Рассудком Гатэр понимал, что отказ от необходимых препаратов его не спасёт, но перебороть себя не мог.
– Ничего? – слегка нахмурилась доктор Немад. – Почему?
– Я не смог подобрать подходящее лекарство, – соврал Гатэр, чувствуя неловкость от своей неуклюжей лжи.
Лицо Немад отвердело, взгляд стал острым и колючим, и Гатэр дёрнулся назад, ощущая как шевелятся гребни. Её резкий переход от мягкости к жёсткости живо напомнил ему Гарака, снявшего маску безобидного портного. Мысли Гатэра судорожно метнулись в попытке понять, была ли эта женщина тоже членом Обсидианового ордена, и если да, то зачем позволила это увидеть, или же она просто предпочитала производить определённое первое впечатление, но не считала нужным за него держаться, или…
– Если вы врач, то обязаны следить в первую очередь за собой. Ваше плохое состояние может фатально отразиться на работе, это недопустимо, – отрезала Бран. Над плечом Немад Гатэр увидел, как она пренебрежительно кривит губы, а Валэм смотрит на него со смесью насмешки и сочувствия. Нет ничего хуже, чем попасться под руку сердитой женщине!
Немад только вздохнула, мгновенно возвращая маску доброжелательности, и спросила:
– Если не был уверен в своих силах, почему не попросил об услуге доктора Башира?
– Ни за что! – вырвалось у Гатэра.
Он прикусил язык, но поздно. Немад не могла не заметить физиологические признаки паники.
– Не хочешь ли ты сказать, что не доверяешь его навыкам? – с восхитительным удивлением продолжила Немад. – Но почему? Человек, который работает на ворту с одним из основных источников могущества Доминиона, не может плохо разбираться в своём деле. Не так ли?
Гатэр сглотнул. Он был уверен: признаться, что он как раз слишком доверяет навыкам доктора Башира, чтобы лишний раз обращать на себя его внимание – плохая идея. Бран что-то пробормотала себе под нос, отчётливо недовольно.
– Ты что-то сказала? – повернулась к ней Немад.
Бран насупилась, однако повторила громче:
– А вот я сомневаюсь, что этот человек, этот мужчина-федерал способен хоть в чём-то разбираться! – выпалила она.
Немад укоризненно погрозила ей пальцем.
– Простите, – буркнула Бран. – Конечно, я могу ошибаться.
Гатэр удивился про себя, зачем Немад старается казаться слабой и почему не держит ученицу в рамках хотя бы минимальной дисциплины. На ум ему пришли сплетни с первого курса университета о том, как некоторые наставники нарочно подставляют студентов, позволяя им что угодно, и сталкивая в яму, если или, вернее, когда расслабившийся от безнаказанности глупец переступит границы допустимого и впутается в неприятности. По мнению Гатэра, на Терок Нор было очень много возможностей получить эти самые неприятности на свою голову.
– Вы в самом деле ошибаетесь, – осторожно обратился он к Бран. – Доктор Башир – хороший специалист, – слишком хороший по словам Гарака и той работе, которую Гатэр успевал замечать краем глаза. – Просто я не хотел его отвлекать. Он целиком сосредоточен на джем’хадар.
– И, может быть, ты решил, что он спутает тебя с одним из них? – с шутливой улыбкой спросила Немад, но её взгляд снова стал таким острым, словно она хотела пробуравить им Гатэру череп и заглянуть в мысли.
Он опять сглотнул. Бран коротко рассмеялась.
– Если человек не способен отличить кардассианца от джем’хадар, он очень плохой врач!
Гатэр заставил себя кое-как улыбнуться, думая о том, не может ли Немад всё-таки иметь отношение к Обсидиановому ордену, и если да, то как это должно сказаться на Гараке. Никто не знал точно, почему он оставался на Терок Нор, когда она принадлежала Баджору и Федерации. Вероятно, он шпионил, или, наоборот, находился в опале, или и то, и другое. Новый агент могла стать его союзницей, но так же могла представлять угрозу. Гатэру пришла идея купить себе жизнь в обмен на информацию о Немад и её помощнице и их действиях в лазарете. Конечно, этого было смехотворно мало, а в случае, если Гарак и Немад будут работать вместе, просто самоубийственно, но Гатэр полагал, что ему нечего терять. И если Немад на самом деле представляла для Гарака угрозу, у него появлялся небольшой шанс остаться полезным, а значит, живым.
– Что ж. Надеюсь, что я вызываю у тебя больше доверия, чем доктор Башир, и ты выполнишь мои рекомендации, – сказала Немад. – У тебя есть два дня на отдых, и кроме того… – она отошла, достала несколько ампул одного из успокоительных средств и протянула их Гатэру. – Дозировка?
– Двадцать миллиграмм три раза в день, – не задумываясь, сказал он.
Немад улыбнулась.
– Совершенно верно. Тебе следует больше доверять своим знаниям, мальчик. А теперь иди. Дальше мы разберёмся сами.
Гатэр почтительно склонил голову сначала перед Немад, потом в сторону Бран, а сам думал о том, когда лучше побеспокоить Гарака – немедленно или спустя два дня. Он не хотел начинать этот разговор и с удовольствием отложил бы его на потом, если не навсегда. Но сейчас Башир наверняка занимался с вортой, и это был слишком удачный момент: подойти и заговорить с Гараком в его присутствии Гатэр бы не решился.

@темы: Элим Гарак, Фанфик, Скрейн Дукат, Одо, Кира Нерис, Джулиан Башир, Гарак/Башир, Вейюн, PG-13

Комментарии
2015-05-31 в 23:01 

SOU:
Да, милок, я хочу быть бякой! Конечно, говорю, у меня в пюре комков не бывает! (с)
Вот я не помню, на какой главе закончил читать:hmm:

2015-06-01 в 01:01 

Rendomski
A magician might, but a pineapple never could (C).
Это просто диво дивное и чудо чудное! :inlove: Присутствие этих двоих на оккупированной ДС9 явно добавило веселья тамошнему балагану :lol:

Чудесные разнообразные взгляды на события, ОТПшные взаимоотношения, от которых аж косточки размякают, Оруэлл и кардассианские сиськи, простите, рожки радуют безмерно :hash2:

2015-06-01 в 09:02 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
SOU:, я тоже не помню, до какой выкладывала на ФБ-шном сообществе, кажется, не то до 5-й, не то до 6-й

Rendomski, Гаракабашир. Вместе - веселее. Да-да :yes: Рада, что нравится )

2015-06-01 в 10:03 

SOU:
Да, милок, я хочу быть бякой! Конечно, говорю, у меня в пюре комков не бывает! (с)
Botan-chan, У! А дальше будет? Я прямо уже весь извелся за продолжение!

2015-06-01 в 10:29 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
SOU:, завтра )

2015-06-04 в 14:02 

Ursa maritima
И где-нибудь на свете потанцуй.
Совершенно шикарно написано!!! Читаю запоем. А какое будет название у фика?

2015-06-04 в 14:07 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
T*hy*la, очень рада )
если б я могла придумать название, оно бы тут уже было :laugh::shuffle:

2015-06-04 в 15:28 

Ursa maritima
И где-нибудь на свете потанцуй.
Botan-chan, вот сейчас самое время :-D
фик прекрасный! спасибо за такой кайф!

2015-06-04 в 15:30 

Ursa maritima
И где-нибудь на свете потанцуй.
Botan-chan, предложите фанатам придумать название и выберете лучшее :lol:

2015-06-04 в 15:40 

SOU:
Да, милок, я хочу быть бякой! Конечно, говорю, у меня в пюре комков не бывает! (с)
T*hy*la, "Космические партизаны":lol:

2015-06-04 в 16:24 

Ursa maritima
И где-нибудь на свете потанцуй.
SOU:, отлично, чо! :lol: Хорошо, что не "Космические мозгоеды" :lol:

2015-06-04 в 16:51 

Botan-chan
Пишу за фидбэк.
T*hy*la, ффсегда пожалуйста )
мысль интересная, но я как-нибудь, эээ, обойдусь :laugh:

SOU:, Космические партизаны
та вы смеётесь! :lol:

   

For Cardassia!

главная